№9 [113]
00`00``01.09.2012 [Σ=9]
ЖУРНАЛ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ - «ОРГАНИЗМИКА»
Organizmica.org/.com/.net/.ru
НОВАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ОРГАНИЗМИКА

Археология

Разделы Организмики

Скандинавский этап древних торговых путей. «Янтарный» путь, его маркеры, география и связи

А.А. Тюняев, 20.09.2012 г.

Подписка на журнал «Organizmica» в каталогах:
«Роспечать» - 82846; «Пресса России» - 39245

Доклад:

  1. На X международной конференции «Скандинавские чтения – 2012». Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН (Кунсткамера) и Санкт-Петербургский Центр по изучению истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии. Санкт-Петербург. 31октября – 2 ноября 2012 года.

К настоящему времени накопилось значительное множество археологического и другого материала, позволяющего с уверенностью говорить о существовании северной торговли, а также о существовании северных торговых путей – в железном веке и даже в эпоху бронзы. Скандинавский торговый путь являлся участком, или этапом разветвлённой системы торговых путей, действовавших на территории Евразии, начиная с эпохи бронзы.

В разное время более предпочтительными товарами являлись различные объекты древней торговли, по превалирующему виду товара и названы те или иные стадии торговых путей. Например, «янтарный» путь, «нефритовый» путь, «лазуритовый» путь и т.д. Одной из первых на саму возможность существования таких путей обратила своё внимание М. Гимбутас. Пользуясь археологическим материалом, в частности, находками янтаря, она восстановила значительную часть «янтарного» торгового пути. По археологическим находкам изделий из янтаря проследим и мы основные направления «янтарного» пути бронзового века.

В Дании обнаружен клад 35-го века до н.э. (из 4000 бусин), во Франции – 24 – 23 веков до н.э. «Вывоз «северного золота» и изделий из него в страны Средиземноморья начался, как полагают исследователи, ещё во времена египетских фараонов (34 – 24 вв. до н.э.). С тех пор многочисленными «янтарными» путями самоцвет начал поступать на побережье моря Среди Земель, где продавался на вес золота» [Фащук, 2005]. То есть в 4 – 3-м тыс. до н.э. Гиперборея (Древнейшая Русь) торговала с догреческой «Грецией» (Пеласгией) янтарём.

Существование в 3-м тыс. до н.э. «янтарного» пути на территории Руси подтверждают находки янтаря, связанные с волосовской культурой (4 – 2-е тыс. до н.э.). На территории лесной зоны Восточной Европы (Литва, Латвия, Эстония, Финляндия и Россия) известно тридцать нео-энеолитических могильников, на которых встречены захоронения с янтарными украшениями: Кокемяки, Хонкилахти, Лието, Лаукалаа, Валма, Тамула, Звейниеки, Абора I, Квапаны, Крейчи, Крятуонас IC, Залавруга, Тудозеро V, Мыс Бревенный, Крохинские Пески, Каргулино, Кончанское, Репище, Иловец I, Языково I, Вашутино, Сахтыш II, IIA и VIII, Луково Озеро III, Шагара I, Малое Окулово, Лебяжий Бор VI, Лобань I, Тенишево и др. Наиболее представительными, как по числу погребений, так и по находкам янтаря, являются: Звейниеки (Латвия), Кончанское и Репище (Новгородская обл.), Тудозеро V (Вологодская обл.), Языково I (Тверская обл.), Сахтыш IIА и VIII (Ивановская обл.), где примерно в 250 могилах собрано в общей сложности около 11 700 янтарных украшений [Алексеева, 1997].

На волосовском кладбище на стоянке Сахтыш IIA обнаружено 57 одиночных и парных (ярусных) захоронений. Янтарные погребения (всего тринадцать) были сконцентрированы в южной части кладбища в трёх рядах и на прилегающих к ним участках. Янтарные украшения (367 экз.) представлены обычными для волосовских древностей типами: пуговицами, пронизками, кольцами, подвесками. Весь янтарь восточно-прибалтийский, тёмно-красного цвета, имеет, за редким исключением, отличную сохранность. Наиболее популярными украшениями были пуговицы. В одиннадцати погребениях их собрано 342 экз. По размерам преобладают малые округлой и овальной формы диаметром от 8 до 24 мм (317 шт.), реже – почти правильных прямоугольных очертаний длиной по диагонали 14 – 24 мм (8 шт.) [Алексеева, 1997].

У подавляющего большинства сечение линзовидное, отверстие V-образное. Крупные пуговицы-бляхи (8 экз.) диаметром от 40 до 60 мм, толщиной 8 – 15 мм. На половине изделий лицевые стороны по периметру края декорированы едва различимыми косыми насечками. В трёх погребениях расчищено пять янтарных колец. Кольца круглые, в разрезе линзовидные, внешний диаметр варьирует от 40 до 55 мм. Ещё один вид украшений – подвески. В четырёх захоронениях их найдено шесть штук. Одна крупная прямоугольная (17 × 45 мм), толщиной до 7 мм. Прочие – трапециевидные (высотой 24 мм и 50 мм) и другие (высотой до 80 мм) [Алексеева, 1997].

Погребение №15 принадлежало 30-летнему мужчине и сопровождалось 217-ю янтарными украшениями. В захоронении №28 (мужчина в возрасте 35 – 40 лет) обнаружено 110 янтарных украшений. В обоих случаях верхнюю часть одежды погребённых можно реконструировать как нераспашную короткую кожаную рубаху, со вкусом украшенную янтарем. Рубаха в 28-ом погребении была украшена в аналогичном стиле. Ряд мелких пуговиц располагался по краю ворота, одинарная цепочка пуговиц была нашита поперёк груди, понизу на уровне бёдер шёл пояс из крупных блях, по подолу – гирлянда из мелких пуговиц, а между ними – подвеска из медвежьего резца и костяные подвески. Края рукавов были расшиты двумя-тремя цепочками пуговиц малого диаметра [Алексеева, 1997].

У обоих погребённых янтарь использовался также для украшения головных уборов, которые мы представляем как островерхие шапки или откидные капюшоны. Основанием для подобного вывода служит находка Ф-образной антропоморфной фигурки с подтреугольной головой из женского погребения 58 на Сахтыше IIA [Крайнов, Костылева, Уткин, 1994] и гравировка лучника в сцене охоты на камне со стоянки Ивановское VII [Уткин, 1994]. На основании радиоуглеродного анализа костей трёх скелетов (№№ 5, 10 и 28) погребения первых двух рядов, где сконцентрирована основная масса янтарных украшений, датируются 2540±160 – 2800±200 (ГИН-6234, 7190 и 6237) лет до н.э. Четыре черепа из янтарных погребений Сахтыша IIA были реставрированы Г.В. Лебединской и изучены Т.И. Алексеевой [Алексеева, 1997].

Основные пути торговли янтарем
Рис. 1. Основные пути торговли янтарем в период с 1600-го до 1200 г. до н. э. Районы добычи янтаря заштрихованы [Гимбутас, 2004].

Многочисленные находки янтаря мы нанесли на карту, и этот массив находок сформировал географию торгового пути. Этот путь функционировал в 3 – 2-м тысячелетиях до н.э. По реконструкции М. Гимбутас, он связывал страны Скандинавии с Центральной Русью и через верховья Камы уходил дальше на восток. Из смоленских земель уходило ответвление «янтарного» пути, которое достигало Кавказа и Закавказья. Ещё один участок «янтарного» пути уходил от берегов Балтийского моря в южном направлении, снабжая Древнюю Грецию и зарождающуюся цивилизацию Древней Италии. Также северным берегом Европы этот путь достигал берегов Англии.

Янтарный торговый путь
Рис. 2. Янтарный торговый путь в 3 – 2-м тыс. до н.э.

Наш анализ археологических находок янтаря того же времени дал аналогичный вариант «янтарного» пути с той лишь разницей, что мы нанесли на карту и места конкретных находок, что позволяет зрительно более подробно оценить как мощность торговых отношений, так и их тенденции. И в этом смысле Скандинавия, особенно Финляндия, являлись весьма активными участниками «янтарной» торговли.

На приведённых рисунках показана только часть торговой зоны. Её полный вид можно выявить на основе находок нефрита, которые складываются в «нефритовый» путь. В зоне Центральной Руси и Скандинавии этот путь полностью повторяет «янтарный» путь – оба пути действовали в одно и то же время и, по сути, являлись различными товарными проявлениями одного и того же торгового пути. «Нефритовый» путь того же периода, то есть 3 – 2-го тыс. до н.э., в районе Перми, или, точнее, в верховьях Камы уходил дальше на восток.

Нефритовый путь
Рис. 3. Нефритовый путь (3 – 2-е тыс. до н.э.).

Вот что пишет о торговле янтарём специалист по балтам бронзового века М. Гимбутас: «Начало межконтинентальной торговли янтарём началось только с наступлением бронзового века и связано с развитием европейской унетицкой культуры. Когда унетичане установили торговые связи с микенцами, около 1600 г. до н.э., торговля янтарём быстро достигла высокого уровня. В Центральную Европу его возили от балтов и германских племён Ютландии. Установлено, что в 80% унетицких погребений обнаружены янтарные бусы.

Некоторые крупные клады, состоящие из замечательных бронзовых изделий, таких, как кинжалы, покрытые металлом, длинные и узкие топоры с двумя лезвиями, алебарды на металлических или деревянных ручках, шейные кольца, С-образные браслеты, булавки и головные кольца, золотая проволока, ушные кольца с янтарными бусинками, были найдены по низовьям Вислы и Одера – рек, ведущих к источникам янтаря. Это свидетельствует о том, что «янтарные» берега были уже известны центрально-европейским торговцам и что они предлагали бронзу и золото в обмен на янтарь местным жителям.

Они платили за него самыми ценными в Центральной Европе бронзовыми изделиями и золотыми украшениями, часть из которых импортировали из Ирландии. По всей Прибалтике от Ютландии до Литвы находят бронзовые и золотые изделия этого периода. Одна металлическая алебарда была найдена в Велюоне, близ Каунаса (в Литве). Южнее, в низовьях Вислы и на полуострове Земланд, находят бронзовые кинжалы, буланки, браслеты, головные кольца и другие, типичные для унетицкой культуры, артефакты. Столь значительное количество предметов из бронзы в Восточной Прибалтике можно объяснить только продажей янтаря.

Хорошо обработанные янтарные бусинки бронзового века находят в Северной Польше, в Восточной Пруссии и Литве. Их обработку начали на месте добычи, на что указывает огромное количество готовых и разбитых янтарных бусинок в Юодкранте, на косе Неринга, узкой полоске земли между Балтийским морем и Куршским заливом на западе Литвы. Хорошо обработанные янтарные бусинки и подвески экспортировались из Северной Прибалтики в Литву, Эстонию, Финляндию, на северо-запад Швеции и в Норвегию, а затем в Восточную Русь и на Средний Урал, где находят такие же подвески и бусины, как и в местах, где добывают янтарь.

С мест добычи его вывозили по Висле. От ее устья путь держали к югу до изгиба Вислы, затем по реке Нотец, притоку реки Варты, потом поворачивали на запад по Варте и верхнему Одеру – таким образом янтарь доставляли в Силезию, на восток Германии, в Богемию, Моравию, на запад Словакии и в Австрию – центр унетицкой культуры. Отсюда янтарная дорога тянулась вдоль Дуная и Тисы к Балканам, где путь лежал на юг, к Италии, и далее, до Греции, можно было добраться через Адриатическое море или по берегу (о чем свидетельствуют бусы, обнаруженные в Греции), а также через Центральные Балканы.

В Греции янтарные бусинки находим на всем протяжении микенского периода, начиная от ранних групп шахтных могил в Микенах. Большая часть шарообразных бусинок и уплощенных крупных бусин, найденных при раскопках шахтных могил Шлиманом, датируется 1580 – 1510 гг. до н.э., а из раскопанного позже круга захоронений – и более ранним периодом. Огромное количество специфически уплощенных янтарных бусин и пластинок также найдено в многочисленных могилах 15 – 14 вв. до н.э. Балтийский янтарь отличается высоким (от 3 до 8%) содержанием янтарной кислоты, которое нехарактерно для янтаря из других мест. Проведенный в 1885 г. химический анализ янтарных бусинок из микенских шахтных могил и других находок из Греции и Италии подтвердил их балтийское происхождение» [Гимбутас, 2004].

На востоке янтарный путь можно проследить, как выше написала М. Гимбутас, до Среднего Урала (примерно 57 градусов северной широты, 60 градусов восточной долготы). В этом направлении на раннем этапе волосовская культура граничила с балахнинской неолитической культурой (4 – 3 тыс. до н.э.; города Павлов, Дзержинск, Нижний Новгород, Балахна, Городец и др.). В нескольких километрах на юго-восток от станции Сейма обнаружен Сейминский могильник (15 – 12 вв. до н.э.). Здесь обнаружены обломки сосудов, бронзовые литые долотообразные втульчатые топоры, большие наконечники копий, ножи, кинжалы, а также предметы из нефрита и янтарная бусина.

На западе и юге в конце 3-го тысячелетия до н.э. «янтарный путь», пересекавший всю Русскую равнину, и «оловянный путь» протянулись от полуострова Корнуолл в Англии к странам Средиземноморья. Янтарные украшения, обнаруженные в волосовских захоронениях Русской равнины, встречаются на неолитических стоянках Прибалтики. По мнению исследователей, оттуда эти украшения попали в центр Русской равнины путём обмена [Костылёва, Уткин, 2008]. На территории Литвы изделия из янтаря были найдены более чем в 60-ти пунктах. Самые древние находки относятся к неолиту (4 – 1,6 тыс. до н.э., нарвская культура). Со дна Куршского залива были подняты бусины, амулеты, подвески в виде каменных топориков, чечевицеобразные пуговицы из янтаря (2 тыс. до н.э.).

Во все времена наиболее распространённым украшением были бусы из янтаря. В Латвии крупнейшие раскопки древних поселений, относящихся ко второй четверти 3-го тыс. до н. э., произведены в Лубанской долине (восточная часть страны). В них найдено 1319 предметов из янтаря. Это пластинчатые подвески, бусины, кольца. Наиболее разнообразны подвески: каплевидные, прямоугольные, трапециевидные, похожие на ключ, в виде водоплавающих птиц и змей. Бусины округлые, трёх- и четырёхгранные с V-образными просверленными отверстиями на нижней стороне, в форме кольца, бочонка, с круглыми контурами, приплюснутые с боков. Из подвесок и бусин составляли ожерелья.

Латышский археолог Л. В. Ванкина обнаружила к северу от Лиепаи в Сарнате на Балтийском побережье мастерскую по обработке янтаря конца неолита – начала бронзового века. Она же в 1984 г. на южном побережье Рижского залива обнаружила две фигурки-амулеты из янтаря, изображающие человека. Фигурки датируются концом 3-го тыс. до н.э. и концом 3-го или началом 2-го тыс. до н.э. Фигурки животных (медведь, лось, олень и др.) вырезаны из янтаря и относятся к культуре Маглемозе в бассейне Балтийского моря. Они характеризуются тщательно обработанной поверхностью и высверленными отверстиями.

На территории Московской Руси известны археологические находки янтаря 3 – 2-го тыс. до н.э. и относятся к волосовской археологической культуре. На двух неолитических стоянках обнаружены кольца из янтаря, относящегося к восточно-балтийскому типу.

По теме торговли древнего периода сделан ряд докладов:

Из докладов реконструируется весьма полная картина торговой и государственной активности северного региона, включая Скандинавию. Анализ всего объёма данных показывает, что север Евразии уже в бронзовом – железном веках представлял собой крайне активный жизненный регион, который осуществлял торговые отношения не только внутри замкнутых сельских образований, то также и межконтинентальную торговлю некоторыми, видимо, особенно ценными товарами.

«Янтарный» путь в этом контексте является ярким и показательным свидетельством древней северной цивилизации. Торговые отношения с Шумером, Вавилоном, Египтом, Микенами, а также с афганскими добытчиками нефрита и лазурита, ставят северорусскую и скандинавские цивилизации в один ряд с южными.

Литература:

  1. Алексеева, 1997. Алексеева Т.И., Денисова Р.Я., Козловская М.В., Костылева Е.Л., Крайнов Д.А., Лебединская Г.В., Уткин А.В., Федосова В.Н., Неолит лесной полосы Восточной Европы: Антропология Сахтышских стоянок. М., 1997.
  2. Гимбутас, 2004. Гимбутас, М., Балты. Люди янтарного моря. – М.: 2004.
  3. Костылёва, Уткин, 2008. Костылёва Е.Л., Уткин А.В., Погребальные комплексы эпохи первобытности на сахтышском торфянике. Вестник Ивановского госуниверситета. Серия «Гуманитарные науки» Вып. 4, 2008, стр. 3 – 19.
  4. Крайнов, Костылева, Уткин, 1994. Крайнов Д.А., Костылева Е.Л., Уткин А.В., Волосовская антропоморфная фигурка со стоянки Сахтыш IIa // РА. 1994. № 3. С. 103 – 105: ил.
  5. Уткин, 1994. Уткин А.В., Гравировка на камне с Ивановского болота // Проблемы изучения эпохи первобытности и раннего средневековья лесной зоны Восточной Европы. Иваново, 1994. Вып. I. С. 38 – 41: ил.
  6. Фащук, 2005. Фащук Д.Я., «Морской ладан». «Химия и жизнь», 2005, № 3, стр. 54 – 59.