№4 [97]
00`00``01.04.2011 [Σ=4]
ЖУРНАЛ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ - «ОРГАНИЗМИКА»
Organizmica.org/.com/.net/.ru
НОВАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ОРГАНИЗМИКА

Археология

Разделы Организмики

Археологические маркеры северных торговых путей Евразии времени неолита – бронзы

Андрей Александрович Тюняев, президент Академии фундаментальных наук (Москва),
03.04.2011 г.

Подписка на журнал «Organizmica» в каталогах:
«Роспечать» - 82846; «Пресса России» - 39245

Доклад:

  1. На III (XIX) Всероссийском археологическом съезде. Старая Русса – Новгород. 24 – 29 октября 2011 г.

В докладе в Институте археологии РАН (Тюняев, 2010. С. 23. Рис. 5) мы рассмотрели статистику археологических памятников 12-ти областей Центральной России. В разные археологические эпохи здесь проживало многочисленное население автохтонного характера (Клёсов, Тюняев, 2010a. С. 189). Оно оставило после себя десятки тысяч археологических памятников. Выяснилась особая миграционная и торговая активность населения в эпоху неолита и бронзы, а генетические исследования показали: в это же время состоялось расселение людей из Центральной России в западном, южном и восточных направлениях (до восточных границ Китая) (Клёсов, Тюняев, 2010b. С. 240).

Началом освоения серебра академик Е.Н. Черных считает V-е тыс. до н.э., замечая, что «серебро и особенно золото сплошь и рядом встречаются в месторождениях в виде самородков». Раннее серебро появляется в Приазовье и на Средней Волге в среднестоговское время, откуда через Малую Азию ввозилось в южную Месопотамию (Черных, 1972. С. 155). В середине IV-го тыс. до н.э. среднетрипольские племена Правобережной Украины уже знали серебро. Этот металл имел хождение в контактной зоне Днепра в IV – III-м тыс. до н.э. (Мэллори, 1997. С. 81).

Е.Н. Черных проанализировал данные по металлургии IV – III-го тыс. до н.э.: «Базой данных послужили 32 – 33 тысячи многообразных металлических изделий, обнаруженных в различных памятниках южной половины Восточной Европы, Кавказа, Малой Азии и Балкано-Карпатья… 23 – 24 тысячи относятся к золотым украшениям и только лишь 8500 предметов сделано из бронз или меди; несколько сотен изделий изготовлено из серебра, свинца и некоторых других металлов» (Черных, 1991. С. 163). К концу III-го тыс. до н.э. серебро достигло Древнего Египта – это событие «ознаменовалось открытием в 21-м в. до н.э. способа отделения золота от серебра» (Бородовский, 2003. С. 93).

Серебро поставлялось в южные регионы Древнейшей Руси (где распространились среднестоговская и ямная культуры) с Балкан и с Донбасса.

Область южного побережья Персидского залива в III-м тыс. до н.э. представлена находками из погребального инвентаря Гисара II (серебряные серьги и подвеска). В Гисаре III – бусы из серебра, бирюзы и лазурита. Поставки серебра осуществлялись из Сибири, разделённой, по мнению Е.Н. Черных и Н.Ф. Сергеевой, на несколько крупных горно-металлургических области, таких как: Урал, Саяно-Алтай, Восточная Сибирь и др. В бронзе в Южном Урале была распространена андроновская, а в Южной Сибири – афанасьевская культуры европеоидов, выходцев с территории Русской равнины (Клёсов, Тюняев, 2010b. С. 357).

«Лазуритовый» путь функционировал уже в IV-м тыс. до н.э. По этому пути лазурит перевозился из Афганистана (Бадахшан), России (Южное Прибайкалье), Таджикистана (Памир) на запад и на юг, до стран Ближнего Междуречья (Ур, Лагаш) и Индии (Хараппа, Мохенджо-Даро). Наиболее ранняя находка лазуритовых бус связана с хвалынско-среднестоговской общностью (Нальчикский могильник, первая половина V-го тыс. до н.э.). В одном из курганов майкопско-новосвободненской общности (IV – начало III-го тыс. до н.э.) в Кабардино-Балкарии найдены бусы из бадахшанского лазурита. «Лазуритовый» торговый путь свидетельствует о «связях Кавказа с миром шумерской цивилизации в Урукский период (вторая половина IV – III-е тыс. до н.э.)» (Брилева, 2009. С. 21).

В III – II-м тысячелетии до н.э. основным объектом торговых отношений в исследуемом регионе стал янтарь и изделия из него. «Вывоз «северного золота» и изделий из него в страны Средиземноморья начался, как полагают исследователи, ещё во времена египетских фараонов (34 – 24 вв. до н.э.)» (Фащук, 2005. С. 54-59). На территории Русской равнины находки янтаря связаны с волосовской культурой (IV – II-е тыс. до н.э.): примерно в 250 могилах собрано в общей сложности около 11700 янтарных украшений.

«Янтарный» торговый путь связывал население Древнейшей Руси как со странами Европы, так и со странами Средиземноморья. В частности, «в Греции янтарные бусинки находим на всем протяжении микенского периода, начиная от ранних групп шахтных могил в Микенах» (Гимбутас, 2004. С. 112).

В III – II-м тыс. до н.э. пространства до Енисея, Рудного Алтая и Восточного Туркестана были освоены европеоидными племенами андроновской культурной общности, носителями гаплогруппы R1a1 (Keyser et al, 2009. С. 16). В эпоху поздней бронзы, на рубеже II-го и I-го тыс. до н.э. эти европеоиды продвинулись до Забайкалья, Восточной Монголии и Ордоса, сформировав «нефритовый» путь. Он протянулся из Зауралья (добыча), через южное Прибайкалье, через Омск, на Пермь, далее – на Вологду, Иваново, Ярославль и на Москву. Доходил путь и до Киева. «Нефритовый» путь доходил до района Куньлунь на территории современного Синьцзян-Уйгурского района (Китай).

Для «нефритового» пути характерно распространение среди культур развитого бронзового века, расположенных в зоне степей и северных лесов, шлифованных украшений из нефрита в соединении с бронзовыми фигурами. После открытия белонефритовых колец в Прибайкалье (глазковская культура) и на Урале (сейминская общность), а также прибайкальских месторождений белого нефрита В.А. Городцов в качестве отправной точки распространения на запад изделий из нефрита назвал глазковскую культуру. В Турбинском могильнике, расположенном в пределах города Пермь, обнаружено 36 нефритовых колец (Бадер, 1964. С. 67). Таким образом, «впервые в истории нефритовый путь связал Дальний Восток с Европой».

Обобщая можно сформулировать следующие выводы:

Литература:

  1. Бадер О.Н. Древнейшие металлурги Приуралья. М., 1964.
  2. Бородовский А.П. Древнее серебро в Сибири (обзор проблематики) // Древности Алтая. Межвузовский сборник научных трудов. Горно-Алтайск: Изд. ГАГУ. 2003. № 11.
  3. Брилева О. Новые загадки эпохи энеолита и раннего бронзового века Кавказа // Наука и жизнь. 2009. №9.
  4. Гимбудтас М. Балты. Люди янтарного моря. 2004.
  5. Клёсов А.А., Тюняев А.А. (a) Гипотеза о появлении гаплогруппы I на Русской равнине 52 – 47 тысяч лет назад // Вестник новых медицинских технологий. Том XVII. 2010. № 3. с. 189.
  6. Клёсов А.А., Тюняев А.А. (b) Происхождение человека по данным археологии, антропологии и ДНК-генеалогии. Бостон-Москва. 2010. С. 240.
  7. Мэллори Дж.П. Индоевропейские прародины // Вестник древней истории. 1997. № 1. С. 60 – 82.
  8. Тюняев А.А. Динамика памятников Русской равнины: количественный подход // Человек: его биологическая и социальная история: Труды Международной конференции, посвящённой 80-летию академика РАН В.П. Алексеева (Четвёртые Алексеевские чтения). М.: Одинцово АНОО ВПО «Одинцовский гуманитарный институт». 2010. Т. 1. С. 242.
  9. Фащук Д.Я. «Морской ладан // Химия и жизнь. 2005. № 3. С. 54 – 59.
  10. Черных Е.Н. Металл – человек – время. М.: Наука. 1972.
  11. Черных Е.Н. Древний металл и символы // Советская археология. 1991. № 1. С. 162 – 166.
  12. Keyser C., Bouakaze C., Crubezy E., Nikolaev V.G., Montagnon D., Reis T. and Ludes B. Ancient DNA provides new insights into the history of south Siberian Kurgan people. Hum. Genet. published online 16 May 2009. 16 pp.

Этапы древнего торгового пути:

  1. А.А. Тюняев. Древние торговые пути русских земель (по комплексным данным археологии, антропологии, генетики и мифологии) // Доклад на IX Санкт-Петербургских этнографических чтениях «Традиционное хозяйство в системе культуры этноса». Российский этнографический музей. Санкт-Петербург. 7 – 9 декабря 2010 года.
  2. А.А. Тюняев. Древние торговые пути Урало-Поволжья по комплексным данным археологии, антропологии, генетики и мифологии.
  3. А.А. Тюняев. Византино-древнерусские торговые связи // Доклад на XIX Всероссийской научной сессии византинистов «Российское византиноведение: традиции и перспективы». Исторический факультет Московского Государственного Университета имени М.В. Ломоносова, Центр истории восточно-христианской культуры Института всеобщей истории РАН. Москва. 27 – 29 января 2011 года.
  4. А.А. Тюняев. Дальневосточное участие в древних этапах евроазиатской торговли.

Ссылки по теме: