№3 [96]
00`00``01.03.2011 [Σ=3]
ЖУРНАЛ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ - «ОРГАНИЗМИКА»
Organizmica.org/.com/.net/.ru
НОВАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ОРГАНИЗМИКА

Лингвистика

Разделы Организмики

Сравнение дерев языков А. Тюняев и Q. Atkinson and R. Gray

Андрей Александрович Тюняев, президент Академии фундаментальных наук (Москва)

Подписка на журнал «Organizmica» в каталогах:
«Роспечать» - 82846; «Пресса России» - 39245

Языки мира - карта
увеличить

Награды: Почётная грамота Российской академии естественных наук.

Мнения:

Содержание

Введение
Пояснительная записка к интегральной схеме «Языки мира» (июль 2008 г.).
Трёхмерная национально-языковая карта мира.
Генетическая классификация языков.
Стадии русского языка и их соответствие данным археологии, антропологии и ДНК-генеалогии.
Сравнение дерев языков А. Тюняев и Q. Atkinson and R. Gray.
1. Описание Дерева языков R. Gray и Q. Atkinson.
2. Описание Дерева языков А. Тюняева.
3. Сравнение двух дерев по некоторым реперным точкам.

Сравнение дерев языков А. Тюняев и Q. Atkinson and R. Gray

В настоящее работе проведён анализ дерева языков, построенного в «Language-tree divergence times support the Anatolian theory of Indo-European origin R. Gray, Q. Atkinson Nature, 2003», далее [1], и «Тюняев А.А. Языки мира (учебное пособие). – М.: Ин. 2007 – 2008», далее [2].

1. Описание Дерева языков R. Gray и Q. Atkinson

В публикации [1] представлены результаты вероятностного моделирования процесса расхождения индоевропейских языков, проведённого на основе байесовского анализа словарей. Авторы применили модели лексического развития, байесовский анализ филогении и алгоритмы оценки скорости к матрице, состоящей из 2449 наборов родственных слов 87 индоевропейских языков. Выделение языковых подгрупп проводилось через декомпозицию исходных словарей, по результатам которой оценивалась устойчивость полученной древовидной структуры.

Дерево языков
Рис. 1. Дерево языков [1].

Предварительный анализ исходной информации дал показатель плотности 0.48 и показатель устойчивости 0.76, что значительно лучше ожидаемых для наборов данных биологического происхождения одинаковой величины. Результирующее дерево первичного анализа показано на рисунке 1а. Оно сходно с традиционной структурой деления индоевропейских языков. Все указанные группы языков могут быть последовательно сведены к предковым группам и характеризуются высокими значениями апостериорных вероятностей. Современные методы сравнительного языкознания также поддерживают указанное деление языков, например, объединение в одну группу германских, кельтских и романских языков, раннее разделение греческого и армянского, а также особое положение тохарских языков.

Полученное дерево также даёт возможность наметить пути решения ряда давних вопросов, связанных с взаимодействием крупных индоевропейских языковых групп. Так, лингвисты до сих пор не нашли определённого места для албанского языка, в то время как результаты авторов исследования [1] вносят в это направление некоторую определённость (апостериорная вероятность восхождения к общей группе албанского и индоиранских языков наиболее высока и составляет 0.36).

Важным преимуществом байесовского анализа (с использованием цепей Маркова и метода Монте-Карло) является тот факт, что полученные результаты жёстко не задают определённую топологию дерева. Деревья формируются в соответствии с апостериорными вероятностями отдельных групп, предусматривая известную долю неопределённости конкретной топологии и возможной длины ветвей. Использование байесовского метода для оценок периодов ветвления может прозрачным образом учитывать вариабельность временных оценок в соответствии с неопределённостью филогении, что позволяет вычислять временные доверительные интервалы для каждой точки ветвления дерева.

На рисунке представлено результирующее дерево с оценками времени разделения. График «a» – дерево, выбранное по мажоритарному принципу из 1000 вариантов. Крупнейшие группы языков обозначены различными цветами. Длины веток пропорциональны предполагаемым оценкам совместного развития групп в рамках праязыков. Цифры, указанные над точками ветвления (чёрным), отражают значения байесовских апостериорных вероятностей в процентах. Значения, обозначенные красным цветом, указывают предполагаемое время разделения в годах от нашего времени.

Указанная в дереве структура деления славянских языков корректно выделяет в отдельную группу южнославянские языки, но деление остальных, на первый взгляд, не совпадает со строгой общепринятой классификацией западно- и восточнославянских, – этот факт честно отмечается значением апостериорной вероятности 0.40 между ветвями лужицких и остальных языков. Однако, видно, что к западнославянским легко относятся все остальные языки, кроме глубоко вложенной группы русский-белорусский-украинский. Такое положение вещей не столько является недостатком модели, сколько сигнализирует о сложности процессов, имевших место внутри самих славянских языков.

2. Описание Дерева языков А. Тюняева

Дерево языков А.А. Тюняева построено по иным принципам. В его основе лежат данные об актах дивергенции языков, принятые в современной лингвистике. Иногда это несколько дат, поскольку существуют разные теории. Каждая временная точка на Дереве языков является фиксацией образования последующих за ней языков, сложившихся в результате распада предыдущего, по отношению к ним, праязыка.

Языки мира (фрагмент)
Рис. 2. Языки мира (фрагмент) [2].

Таким образом, каждый последующий язык (или этап развития языка) формируется за счёт выделения и последующего изолированного самостоятельного развития этого языка из предыдущего праязыка. Кроме этого в схеме «Языки мира» учтены не только акты дивергенции, но и акты слияния языков (двух и более), а также другие их взаимные влияния. В результате этого один и тот же язык, полученный субстратно-суперстратным формированием, можно отнести как к одной, так и к другой макросемье языков. Но поскольку в задачи исследователей не входило построение «кристально чистой» схемы языков, в которой любой язык почему-то обязательно должен принадлежать только одной семье, то вариант принадлежности некоторых языков сразу нескольким семьям является прекрасным отражением действительности.

В схему «Языки мира» также включён географический фактор. Он отражает присутствие того или иного языка (или его фазы) в той или иной географической точке мира. Этот момент также очень важен для формирования общей картины языков мира, поскольку даёт чёткое представление оснований для последующего смешения некоторых языков. Кроме того, этот же аспект позволяет отслеживать перемещения носителей языков и влияния перемещающихся языков на местные языки. Это, например, отчётливо видно на ситуации прихода носителей индоевропейских языков в Северную Индию и объясняет, как в этом регионе оказался русско-балтийский лексикон.

Языки мираРис. 3. Тюняев А.А. «Языки мира (учебное пособие)». Ин, Москва, 2007 – 2008 (работа отмечена Почётной грамотой РАЕН).

Следующий фактор схемы «Языки мира» это толщина линий, которыми показаны языки. В первой съеме что русский, что тохарский языки показаны одинаковой линией толщиной 1 мм. Но тохарский язык вымер вот уже как 1,5 – 1 тысячу лет, а русский язык входит в число 5-ти языков ООН, то есть в число самых массовых языков. Очевидно, процессы формирования этих двух языков в древности сильно различались и опирались на разные массы населения – раз они привели к таким результатам в современности. И так по всем языкам. Грубо говоря, стоит ли проблема идентификации албанского языка такого пристального внимания такой массы исследователей при том, что, например, ситуация с «греческим» языком запутана до неприличия?

В схему «Языки мира» также введена ось времени, поэтому и в этом исследовании, так же как и в первом, длины ветвей соответствуют количеству лет развития того или иного этапа языка.

3. Сравнение двух дерев по некоторым реперным точкам

Сравнение работ [1] и [2] между собой начнём с самой ранней реперной точкой, имеющейся в работе [1] – это точка «8700», то есть 6700 лет до н.э. Согласно [1], в эту дату состоялось одно из двух событий:

  1. Либо хеттский язык отделился от «праиндоевропейского» языка.
  2. Либо «праиндоевропейский» язык отделился от хеттского языка.

В первом случае это означает, что в Анатолию хетты пришли из какого-то другого района, в котором ранее сформировался «праобщеиндоевропейский» язык, а во втором случае, что «праобщеиндоевропейцы» покинули хеттов и ушли из Анатолии в другие места. И состоялось это событие, напомним, по версии [1], в 6700 году до н.э.

Однако, как известно, хетты появились в Анатолии не в 6700 году до н.э., а гораздо позже – где около 3-го тыс. до н.э. [Guгney, 1961]. Даже с учётом 1000 лет, необходимых, по мнению С.А. Старостина, на формирование различий в разошедшихся языках, мы всё равно не набираем заявленный работой [1] возраст. Ошибка работы [1] составляет 2000 лет. Но получающееся в этом случае 4-е тыс. до н.э. в точности совпадает с данными работы [2] – это точка «4000» на схеме «Языки мира». Но автор работы [2] относит хеттский язык не к индоевропейской семье, как это сейчас принято, а к сино-кавказской семье 1.

Следующая реперная точка в работе [1] «7900», то есть 5900 лет до н.э. В эту дату тохарские языки выделились из «общеиндоевропейского» единства и покинули «общеиндоевропейский» район обитания. Схема не показывает это точно, поэтому события могли развиваться и обратным образом: тохары остались, а все остальные «общеиндоевропейцы» покинули район совместного проживания.

О тохарах, в общем-то, многое известно. Этот народ – носитель индоевропейских тохарских языков – первоначально в 3 – 2-м тыс. до н. э. жил в Восточной Европе (Центральной России), а во 2 в. до н.э. – 1-м тыс. н. э. – в Средней Азии [Гафуров, 1972]. То есть работа [1] опять даёт ошибку – в 3000 лет. В работе [2] в дату «2000 до н.э.», то есть в правильную дату, зафиксировано отделение индоевропейских языков и их носителей с территории Центральной Руси и перемещение их в направлении Центральной Азии, где одним из местных индоевропейских языков позже и стал тохарский. То есть в работе [2] вновь лингвистическое событие определено с большей точностью.

Несмотря на то, что работа [1] выдала обе даты ошибочно, она, тем не менее, рассмотренными двумя реперными точками и связанными с ними событиями подтверждает правильность построений работы [2]. А именно, первый акт дивергенции по [1] – это разделение «праобщеиндоевропейцев» с хеттами, а второй акт – отделение от «общеиндоевропейцев» тохар. В этом «треугольнике» можно решить вопрос: кто где проживал? Анализируя эти данные, можно твёрдо заключить, что «общеиндоевропейское» единство в 6-м [1] – 3-м [2] тыс. до н.э. находилось в Центральной России (место исхода тохар).

Здесь следует отметить, что и «праобщеиндоевропейское» единство находилось в Центральной России, потому что известно, что хетты пришли в Анатолию с севера. В этой связи отдельные веские доказательства дают антропология, археология и антропология центра Русской равнины. Эти доводы подробно рассмотрены в наших работах [Клёсов, Тюняев, 2010; Тюняев, 2008, 2010].

Третья реперная точка – «7300», то есть 5300 лет до н.э. В эту дату, по [1], разошлись «общеиндоевропейцы» и носители армяно-греческих языков. В [2] процесс формирования греческого и армянского языков выглядит намного сложнее. Но прежде, чем рассматривать этот вопрос, зафиксируем ещё раз то, что выше мы установили: до этой реперной точки всё «общеиндоевропейское» население находилось в Центре Русской равнины, и только хетты находились в Анатолии, а тохары северным путём двинулись в сторону Центральной Азии. Из этого следует, что предки греков и армян (поскольку по [1] они отделились от «общеиндоевропейского» единства) должны были выйти из Центральной России и, переместившись в двух соответствующих направлениях, сформировать новые колонии в «Греции» и в Армении.

На схеме «Языки мира» [2] в дату 6000 до н.э. от «общеиндоевропейского» ствола, который укоренён в Центральной России, отделяется «армянская» ветвь, к 5000 году до н.э. пришедшая на Южный Кавказ и далее в Шумер. Это, собственно, первое появление в указанных регионах европеоидов и носителей «индоевропейских» языков. И это событие из [2] – 6 – 5-е тыс. до н.э. в точности соответствует расчётам из [1] – 5300 до н.э. Вторая – «греческая» ветвь – отделяется от «общеиндоевропейского» ствола в то же время, то есть 6000 лет до н.э., и к 3690 году до н.э. уже вся Европа говорила на индоевропейском языке. Здесь тоже обнаруживаем полное совпадение результатов двух работ [2] 6 – 3,7 тыс. до н.э. и [1] – 5300 лет до н.э.

Однако касательно «Греции» и «греческого» языка есть существенная проблема. Генетически греки не являются европеоидами, они – семиты. Этот факт установился только в последнее время, когда набрали обороты массовые исследования ДНК разных народов. Так вот носители индоевропейских языков сопряжены с русской гаплогруппой R (по Y-хромосоме), а греки преимущественно обладают семитскими гаплогруппами E, J, G. То есть индоевропейский язык современных «греков» не является их родным языком. Такая ситуация сложилась в результате того, что в 3 – 1-м тыс. до н.э. Пеласгию («Грецию») захватили семитические племена греков. Они вырезали и частично ассимилировали коренное индоевропейское население [Тюняев, 2006].

Этот процесс прекрасно описан у Геродота:

«Лемнос же Мильтиад, сын Кимона, завоевал вот каким образом. Афиняне изгнали пеласгов из Аттики. Они отдали свою собственную землю у подошвы Гиметта для поселения пеласгам в награду за то, что те некогда возвели стену вокруг акрополя. Когда же афиняне увидели, что эта, прежде плохая и ничего не стоящая земля теперь прекрасно возделана, их охватила зависть и стремление вновь овладеть этой землей. Так-то афиняне без всякой иной причины изгнали пеласгов» [Геродот, 2001].

Именно таким образом греческий язык и получился – семиты-греки изгнали европеоидов-пеласгов и взяли язык последних, видимо, потому, что к моменту изгнания уже было велико количество смешанных браков (англ. grex – грекс = «гибрид» = hybrid – hiber – еврей). А в виду смесовости греческого языка (индоевропейские + афразийские слова), получается его большее различие от общеиндоевропейского языка. Эти наши заключения полностью подтверждаются археологическими данными. Наиболее ранняя археологическая культура Греции – культура Сескло (Sesklo). Она датируется как раз тем временем, что определено работами [1] и [2], – конец 6 – 1-я половина 5-го тыс. до н.э. [Титов, 1969]. Это и были пеласги. Они пришли из центральных областей России и являлись европеоидами.

Следует отметить, что точке расхождения греческого и армянского языков соответствует вероятность 40 процентов, в то время как и до неё и после неё вероятность совпадения языков составляла 100 или почти 100 процентов. Это как раз и говорит о том, что когда индоевропейцы (будущие греки и будущие армяне) пришли в регионы нового своего обитания, они обнаружили там автохтонное население, которое говорило на иных языках (это запечатлено в мифах, а генетики сейчас говорят о значительном присутствии генов неандертальцев у народов этих территорий). Низкий процент вероятности говорит как раз о смесовом образовании и греческого, и армянского языков – это в работе [1]. А в работе [2] это показано напрямую – смешение состоялось с носителями сино-кавказской семьи языков.

Таким образом, расчётная точка «7300» в работе [1] совпадает и по времени и по территории с реальными событиями, отражёнными в схеме [2]. Она показывает отделение пеласгийского языка и праармянского языка от «общеиндоевропейского» языкового единства, которое в то время находилось в центральных областях России. В «Греции» – это первое появление индоевропейского языка, а в Анатолии – второе (в след за хеттским языком). И вероятностное значение греческо-армянского «узла» в работе [1] отражает процесс метисации с носителями сино-кавказских языков, обозначенный в работе [2].

Четвёртая реперная точка «6900», то есть 4900 лет до н.э. Согласно [1], в эту дату «албано-персидско-таджикско-индийские» языки, составляющие в [1] одну макросемью, отделились от оставшегося «индоевропейского» единства. В работе [2] такого явления не наблюдается: албанский, персидско-таджикский и индийский языки принадлежат к разным семьям. Здесь же находим объяснение сложившейся ситуации.

Албанский язык происходит развития «общеиндоевропейского» языка, появившегося в Европе к 3700 году до н.э. (см. выше), через фазы фракийского, гетского, дакского языков и с одновременным подмешиванием южных диалектов русского языка и в последние столетия тюркских языков. То есть, как и в [1] – точка «600», то есть 1400 г., так и в [2] – точка «1400», то есть 1400 г., собственно албанский язык появился в одно и то же время. И в этом обе схемы удивительно синхронны. И что касается пути развития и глубины его отделения, то и здесь мы находим достаточно точное совпадение [1] и [2].

Согласно [2], у персидско-таджикского языка судьба формирования совершенно иная, чем у албанского языка. Персидский и таджикский языки относятся к двум параллельным семьям. Персидский является продолжением эламского языка образца 3-го тыс. до н.э., к которому в 1400 году до н.э. подмешался вавилонский язык, а в 550 году до н.э. – бактрийский и мидийский языки. Таджикский язык также является продолжением эламского, точнее хорезмийского, языка образца 3-го тыс. до н.э., но он проделал другой путь развития. Ко 2-му тыс. до н.э. суперстратным путём с помощью индоевропейских пришельцев из эламского языка сложился авестийский, который к 700-му г. развился в согдийский, а далее – в таджикский.

Индийские языки также сложились ко 2-му тыс. до н.э. в результате суперстратного влияния индоевропейского языка на прадравидский язык всё той же эламо-хорезмийской семьи языков, но с тех пор развивался самостоятельно ([2]).

Итак, по работе [2] получается, что развитие албанского, персидского, таджикского и индийского языков шло независимо друг о друга. Более того, эти процессы, как, собственно, и языки получились разными путями смешения: албанский – внутри индоевропейской семьи, остальные – путём смешения с эламо-хорезмийской семьёй языков. Глубина отхождения указанных языков от «индоевропейского» единства, то есть точка 4900 лет до н.э. получилась, по нашему мнению, в результате сильной метисации с глубоко неродственными индоевропейскому языку эламо-хорезмийскими языками, что подтверждается низким значением (36%) вероятности в [1].

Однако говорить, что точка «6900» в работе [1] полностью некорректна и не соответствует действительности, нельзя, потому что, поднявшись по дереву «Языки мира» [2], мы обнаруживаем более древние слои присутствия индоевропейских языков в Индийском регионе. По данным [2], это состоялось около 10-го тыс. до н.э., когда некие индоевропейские племена впервые поселились в этом регионе. Однако, пока из археологии мы располагаем данными только о том, что первыми европеоидными археологическими культурами в Индийском регионе были культуры крашеной керамики. Наиболее ранняя их дата здесь – 7-е тыс. до н.э. Это первые, слабые культурные слои. А к 5-му тыс. до н.э. местные культуры крашеной керамики уже процветали.

Поэтому процесс освоения индоевропейцами Индийского региона носил многоступенчатый характер. За несколько волн в 7-м, 5-м, 3-м тысячелетиях до н.э. индоевропейцы закрепились в Северной Индии и окрест, принеся сюда и свой язык. Обе схемы – и [1], и [2] – учитывают только некоторую сильную фазу присутствия языка, игнорируя ранние моменты его появления. Но в целом обе схемы симметрично показывают приход индоевропейцев в указанный район. Кроме того, вероятность 36 процентов, указанная в [1] для индийского узла свидетельствует о сильных метисационных процессах в Индии, которые обрушились на пришлый индоевропейский язык со стороны языков автохтонного населения – эламо-дравидской и сино-кавказской семей.

Итак, к следующей точке «6500» (по [1]), или 4500 лет до н.э. мы имеет следующее: индоевропейский язык сформировался в центре Русской равнины, и постепенно от него отлегли хеттский, тохарский, греческий, армянский, албанский языки, а также индийская семья языков. В точку «6500», 4500 лет до н.э. разделились две семьи – славянская и ирландско-испано-итало-германская. Во-первых, определим вектор исхода. А он получается таким, что из древнего ядра в центральной части Русской равнины выделилась ирланоско-испано-итало-германская семья, а славянская осталась на месте и распределилась окрест. Эти выводы полностью подтверждаются археологическими данными. Все археологические культуры этого времени известны, и их становление и развитие в Европе шло с востока (с Русской равнины) на запад Европы. Эти исследования полностью подтверждаются и генетическими данными [Клёсов, Тюняев, 2010]. И, естественно, в работе [2] ситуация отражена так же. Это всё были носители одной и той же гаплогруппы R1a1, как и во всех, выше обозначенных случаях.

В европейских узлах «6100», или 4100 лет до н.э. и «5500», или 3500 лет до н.э. работой [1] указаны низкие вероятности – 67 и 46 соответственно. Это вызвано, опять-таки известными процессами метисации индоевропейцев с местными автохтонами – носителями местных постнеандертальских языков. К сожалению, обе работы не указывают эти языки, хотя по современным генетическим данным мы знаем, что в Средиземноморском регионе процессы метисации с неандертальцами имели самый широкий размах, и продукты этих метисаций, вероятно, и складывали тот автохтонный язык, следы которого прослеживаются в ирландско-испано-итало-германской семье.

Перейдём к выводам. В результате сравнения двух работ, выполненных в совершенно отличной технике, мы пришли к тому, что обе работы, с одной стороны, показывают сходные результаты с достаточно высокой степенью точности. А с другой – обе работы своими уникальными данными подтверждают положения друг друга. В частности, то, что в работе [1] выражено через вероятность, то в работе [2] представлено процессом слияния языков. А в итоге можно с полной уверенностью говорить о метисации, сопровождающейся слиянием автохтонного языка с языком пришельцев.

Обе работы показывают, что современные данные об исторических процессах развития языка весьма точны и полностью совпадают с процессами этногенеза, подтверждаемыми археологическими и генетическими исследованиями. И последнее, обе работы подтверждают, что регионом возникновения индоевропейской семьи языков является центр русской равнины. Если бы в работе [1] авторы графически построили схему несколько иначе – не дробили бы каждую ветвь на пару расходящихся, а оставляли одну в автохтонном районе, – то схема [1] приняла бы вид, чрезвычайно близкий к схеме [2].

Библиографический список:

  1. Гафуров Б.Г. Таджики. - М., 1972.
  2. Геродот. История. В 9-ти кн. / Пер. Г.А. Стратановского. – М.: ООО «Издательство АСТ», «Ладомир», 2001.
  3. Клёсов А.А., Тюняев А.А., Гипотеза о появлении гаплогруппы I на Русской равнине 52 – 47 тысяч лет назад // Вестник новых медицинских технологий. – 2010. – Т. XVII. - № 3. – С. 189 – 191.
  4. Титов В.С. Неолит Греции. Периодизация и хронология. – М., 1969.
  5. Тюняев А.А. Уничтожение пеласгов иудейскими племенами кавказоидов. Завоевание Греции // История возникновения мировой цивилизации (системный анализ), 2006 – 2010.
  6. Тюняев А.А. Происхождение русского народа по данным археологии и антропологии // Organizmica (web). – 2008. – № 2 (69).
  7. Тюняев А.А., Динамика памятников Русской равнины: количественный подход // Человек: его биологическая и социальная история: Труды Международной конференции, посвящённой 80-летию академика РАН В.П. Алексеева (Четвёртые Алексеевские чтения) / (отв. Ред. Н.А. Дубова); Отделение историко-филологических наук РАН; Ин-т этнологии и антропологии им Н.Н. Миклухо-Маклая РАН; Ин-т археологии РАН. – М.: Одинцово АНОО ВПО «Одинцовский гуманитарный институт», 2010. – Т. 1. – С. 242.
  8. Guгney O.R. The Hittites. - L., 1961.

1 Отнесение хеттского языка к индоевропейской или к сино-кавказской семьям языков зависит от процентного слияния этих двух семей внутри общего языка – хеттского, получившегося путём их слияния.


Ссылки по теме: