№ 4 [64]
00`00``01.04.2008 [Σ=4]
ЖУРНАЛ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ - «ОРГАНИЗМИКА»
Organizmica.org/.com/.net/.ru
НОВАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ОРГАНИЗМИКА

Праязык (опыт реконструкции). Происхождение человека (по данным археологии, антропологии и ДНК-генеалогии). Древнейшая Русь. Сварог и сварожьи внуки. Группы крови. Синдром гомеологическо-хромосомного иммунодефицита. История возникновения мировой цивилизации.


Московский институт государственного и корпоративного управления(МИГиКУ)

организует месячный курс лекций

по новой фундаментальной науке «Организмика»

Организмика – это мировоззрение 21 века, когда в основу мироздания в качестве первокирпичика положены не материальные частицы, а информация. Базой Организмики является организмический подход, эффективный при постановке, исследованиях и решении задач в любых отраслях знания: технических, естественных и гуманитарных.

Основные положения Организмики были сформулированы её автором, президентомАкадемии фундаментальных наук Андреем Александровичем Тюняевым в 2003 году в монографии «Организмика – фундаментальная основа всех наук. Том I».

За десятилетие наука Организмика прошла большой путь, показав свою эффективность при решении различных практических задач.

Основные положения Организмики с демонстрацией её возможностей на многочисленных примерах из различных областей знаний будут изложены автором в20-часовом месячном курсе.

Занятия будут проходить раз в неделю по 4 часа по субботам с 10:00 в зданииМИГиКУ.

Первая лекция состоится 17 мая. Стоимость курса 6900 рублей.

Контактный телефон для предварительной записи 98 916 580 48 44 и электронная почта – organizmica@yandex.ru.


История

Академия фундаментальных наук

Русская матрёшка

доклад на Первом международном конгрессе
«Докирилловская славянская письменность и дохристианская славянская культура»
Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина, г. Санкт-Петербург,
12 – 14 мая 2008 года

Гончаров Константин Юрьевич,
действительный член АФН и РАЕН, Всероссийского Геральдического общества

Подписка на журнал «Organizmica» в каталогах:
«Роспечать» - 82846; «Пресса России» - 39245

В России народ очень любит мифы. Пересказывать старые и сочинять новые. Мифы бывают разные – предания, легенды, бытовые сказки, повествования об исторических событиях, которые со временем приобретали новые подробности… не без украшательства со стороны очередного рассказчика. Нередко случалось так, что воспоминания людей о реальных событиях со временем обрастали поистине фантастическими, интригующими подробностями, напоминающими самый настоящий детектив. То же случилось и с такой известной русской игрушкой, как матрёшка.

История происхождения

Когда и где впервые появилась матрёшка, кто её придумал? Почему деревянная раскладная кукла-игрушка называется «матрёшка»? Что символизирует такое уникальное произведение народного творчества? Попробуем ответить на эти и другие вопросы.

С самых первых попыток найти внятные ответы оказалось невозможным – сведения о матрёшке оказались довольно запутанными. Так, например, существуют «Музеи матрёшки», в СМИ и в сети Интернет можно прочесть множество интервью и статей на эту тему. Но музеи или экспозиции при музеях, а также многочисленные публикации, как выяснилось, посвящены, в основном, различным художественным образцам матрёшки, изготовленным в разных регионах России и в разное время. Но мало что сказано об истинном происхождении матрёшки.

Для начала напомню основные версии-мифы, исправно переписываемые под копирку и кочующие по страницам различных изданий.

Часто повторяющаяся общеизвестная версия: появилась матрёшка в России в конце 19 века, придумал её художник Малютин, выточил токарь Звездочкин в мастерской «Детское воспитание» Мамонтова, а прообразом русской матрёшки послужила фигурка одного из семи японских богов удачи – бога учёности и мудрости Фукурумы. Он же Фукурокуджу, он же Фукурокудзю (в разных источниках указана разная транскрипция имени).

Ещё одна версия появления будущей матрёшки в России – якобы первым вырезал подобную игрушку некий русский православный монах-миссионер, побывавший в Японии и скопировавший составную игрушку с японской. Сразу оговоримся: точных сведений, откуда взялась легенда о мифическом монахе – нет, и ни в одном источнике конкретной информации не существует. Более того, какой-то странный монах получается с точки зрения элементарной логики: стал бы христианин копировать языческое, по сути, божество? Зачем? Игрушка понравилась? Сомнительно, хотя с точки зрения заимствования и желания переделать на свой лад, возможно. Это напоминает легенду о «христианских иноках, воевавших с врагами Руси», однако носивших (после крещения!) почему-то языческие имена Пересвет и Ослябя.

Версия третья – японскую фигурку будто бы привезли с острова Хонсю в 1890 году в подмосковную усадьбу Мамонтовых в Абрамцево. «Японская игрушка была с секретом: в старичке Фукуруму пряталась вся его семья. В одну из сред, когда в усадьбу наезжала художественная элита, хозяйка показала всем забавную фигурку. Разъёмная игрушка заинтересовала художника Сергея Малютина, и он решил сделать нечто подобное. Японское божество он, конечно, повторять не стал, сделал эскиз круглолицей крестьянской барышни в цветастом платочке. А чтобы она выглядела поделовитее, пририсовал ей в руку чёрного петуха. Следующая барышня была с серпом в руке. Еще одна – с караваем хлеба. Как же сестричкам без братца – и он появился в расписной рубахе. Целое семейство, дружное и трудолюбивое.

Изготовить свою небывалинку он заказал лучшему токарю Сергиево-Посадских учебно-показательных мастерских В. Звездочкину. Первую матрёшку хранит ныне Музей игрушки в Сергиевом Посаде. Раскрашенная гуашью, выглядит она не очень-то празднично.

Вот мы все матрёшка да матрёшка… Но ведь у этой куклы и названия-то не было. А когда токарь её сделал, а художник раскрасил, то и название пришло само собой – Матрёна. Ещё говорят, на абрамцевских вечерах чай подавала прислуга с таким именем. Переберите хоть тысячу имён – и ни одно лучше к этой деревянной кукле не подойдет» [1].

Остановимся пока на этом моменте. Судя по приведённому отрывку, первую матрёшку выточили в Сергиевом Посаде. Но, во-первых, токарь Звездочкин не работал до 1905 года в Сергиево-Посадских мастерских! Об этом будет рассказано ниже. Во-вторых, другие источники говорят о том, что «родилась она (матрёшка – прим.) именно здесь, в Леонтьевском переулке (в Москве – прим.), в доме № 7, где раньше находилась мастерская-магазин «Детское воспитание», принадлежавшая Анатолию Ивановичу Мамонтову, брату знаменитого Саввы. Анатолий Иванович, как и его брат, увлекался национальным искусством. В его мастерской-магазине художники постоянно работали над созданием новых игрушек для детей. И один из образцов сделали в виде деревянной куклы, которая была выточена на токарном станке и изображала крестьянскую девочку в платочке и переднике. Кукла эта раскрывалась, и там была еще одна крестьянская девочка, в ней – еще одна…» [2].

В-третьих, сомнителен тот факт, что матрёшка могла появиться в 1890 или 1891 годах, о чём далее будет сказано более подробно.

Вот уже и создалась путаница, по принципу «кто, где и когда был, иль не был». Пожалуй, наиболее кропотливое, тщательное и взвешенное исследование провела Ирина Сотникова, её статью «Кто придумал матрёшку» можно найти в сети Интернет. Аргументы, которые приводит автор исследования, наиболее объективно отображают реальные факты появления такой необычной игрушки, как матрёшка, в России.

О точной дате появления матрёшки И. Сотникова пишет следующее: «…иногда появление матрёшки датируют 1893-1896 годами, т.к. эти даты удалось установить по отчетам и докладам Московской губернской земской управы. В одном из таких отчетов за 1911 год Н.Д. Бартрам 1 пишет о том, что матрёшка появилась на свет около 15 лет назад, а в 1913 году в докладе Бюро кустарному совету он сообщает, что первая матрёшка была создана 20 лет назад. То есть опираться на такие приблизительные сообщения довольно проблематично, поэтому во избежание ошибки обычно называется конец 19 века, хотя есть упоминание и 1900 года, когда матрёшка завоевала признание на Всемирной выставке в Париже, и за границей появились заказы на её изготовление» [3].

Далее следует весьма любопытное замечание о художнике Малютине, о том, являлся ли он на самом деле автором эскиза матрёшки: «Все исследователи, не сговариваясь, называют его автором эскиза матрёшки. Но самого эскиза в наследии художника нет. Нет и свидетельств того, что художник когда-либо делал этот эскиз. Более того, токарь Звездочкин приписывает честь изобретения матрёшки себе, совершенно не упоминая Малютина» [3].

Что касается происхождения нашей русской матрёшки от японского Фукурумы, то и здесь Звездочкин о Фукуруме ничего не упоминает. Теперь следует обратить внимание на немаловажную деталь, почему-то ускользающую от других исследователей, хотя видно это, как говорится, невооружённым глазом – речь идёт о некоем этическом моменте. Если брать за основу версию «происхождения матрёшки от мудреца Фукурумы», возникает довольно странное ощущение – ОНА и ОН, т.е. русская матрёшка, мол, произошла от него, от японского мудреца. Подозрительным образом напрашивается символическая аналогия с ветхозаветной сказкой, где Еву создали из ребра Адама (т.е. она произошла от него, а не наоборот, как это происходит естественным образом в природе). Очень странное впечатление складывается, но о символизме матрёшки мы поговорим ниже.

Вернёмся к исследованию Сотниковой: «Вот как описывает возникновение матрёшки токарь Звездочкин: «…В 1900 (!) году изобретаю трех- и шестиместную (!) матрёшку и посылаю на выставку в Париж. Проработал у Мамонтова 7 лет. В 1905 году В.И. Боруцкий 2 выписывает меня в Сергиев Посад в мастерскую Московского губернского земства в качестве мастера». Из материалов автобиографии В.П. Звездочкина, написанной в 1949 году, известно, что Звездочкин поступил в мастерскую «Детское воспитание» в 1898 году (родом он был из деревни Шубино Подольского района). Значит, матрёшка не могла появиться на свет ранее 1898 года. Поскольку воспоминания мастера были написаны почти 50 лет спустя, за их точность всё-таки трудно поручиться, поэтому датировать появление матрёшки можно приблизительно 1898-1900 годами. Как известно, Всемирная выставка в Париже открылась в апреле 1900 года, значит, эта игрушка была создана немного раньше, возможно, в 1899 году. Кстати, на парижской выставке Мамонтовы получили бронзовую медаль за игрушки» [3].

А что же с формой игрушки и заимствовал ли Звездочкин идею будущей матрёшки, или нет? Или всё-таки первоначальный эскиз фигурки создал художник Малютин?

«Интересные факты удалось собрать Е.Н. Шульгиной, которая в 1947 году заинтересовалась историей создания матрёшки. Из бесед со Звездочкиным она узнала, что он увидел как-то в журнале «подходящую чурку» и по её образцу выточил фигурку, которая имела «смехотворный вид, напоминала как будто монашенку» и была «глухая» (не раскрывалась). По совету мастеров Белова и Коновалова он выточил её иначе, затем они показали игрушку Мамонтову, который одобрил изделие и отдал его расписывать группе художников, работавших где-то на Арбате. Эту игрушку отобрали на выставку в Париж. Мамонтов получил на неё заказ, а затем Боруцкий купил образцы и распространил их по кустарям.

Наверное, нам никогда не удастся точно узнать об участии С.В. Малютина в создании матрёшки. По воспоминаниям В.П. Звездочкина получается, что форму матрёшки придумал он сам, а вот насчет росписи игрушки мастер мог и запамятовать, прошло много лет, события не фиксировались: ведь тогда никто не мог и предположить, что матрёшка так прославится. С.В. Малютин в то время сотрудничал с издательством А.И. Мамонтова, иллюстрировал книги, так что он вполне мог расписать и первую матрешку, ну а затем по его образцу игрушку расписывали уже другие мастера» [3].

Вернёмся ещё раз к исследованию И. Сотниковой, где она пишет, что изначально по количеству матрёшек в одном комплекте тоже не было согласия – к сожалению, и на этот счёт в разных источниках имеется путаница:

«Токарь Звездочкин утверждал, что первоначально сделал две матрёшки: трёх- и шестиместную. В Музее игрушки в Сергиевом Посаде хранится восьмиместная матрёшка, которая считается первой, та самая круглолицая девушка в сарафане, переднике, платочке в цветочек, которая держит в руке чёрного петуха. За ней следуют три сестрёнки, братишка, еще две сёстренки и младенец. Очень часто утверждается, что кукол было не восемь, а семь, говорят ещё, что девочки и мальчики чередовались. Для комплекта, хранящегося в Музее, это не так.

Теперь о прототипе матрешки. А был ли Фукурума? Некоторые сомневаются, хотя почему тогда появилась эта легенда, да и легенда ли? Вроде бы деревянный божок до сих пор хранится в Музее игрушки в Сергиевом Посаде. Возможно, это тоже одна из легенд. Кстати, сам Н.Д. Бартрам, директор Музея игрушки, сомневался в том, что матрёшка «заимствована нами от японцев. Японцы большие мастера в области токарных игрушек. Но их всем известные «кокеши» в принципе своего построения на матрёшку не похожи».

Кто же такой наш загадочный Фукурума, добродушный лысый мудрец, откуда он все-таки взялся? …По традиции японцы на Новый год посещают храмы, посвященные божествам удачи, и приобретают там их маленькие статуэтки. Может быть, легендарный Фукурума содержал внутри себя шесть остальных божеств удачи? Это только наше предположение (достаточно спорное).

В.П. Звездочкин совсем не упоминает Фукуруму – фигурку святого, которая раскладывалась на две части, затем появлялся другой старичок и так далее. Заметим, что в русских народных промыслах разъёмные деревянные изделия также пользовались большой популярностью, например, всем известные пасхальные яйца. Так что был Фукурума, не было его, узнать затруднительно, да не так уж и важно. Кто его теперь помнит? А вот нашу матрешку знает и любит весь свет!» [3].

Имя матрёшки

Почему оригинальную деревянную куклу-игрушку назвали «матрёшкой»? Практически единодушно все исследователи ссылаются на то, что это название происходит от женского имени Матрёна, распространённого в России: «Имя Матрёна произошло от латинского Matrona, что означает «знатная женщина», по-церковному писалось Матрона, среди уменьшительных имен: Мотя, Мотря, Матрёша, Матюша, Тюша, Матуся, Туся, Муся. То есть теоретически матрешка могла бы называться и мотькой (или муськой). Звучит, конечно, странно, хотя чем хуже, например, «марфушка»? Тоже хорошее и распространенное имя — Марфа. Или Агафья, между прочим, популярная роспись по фарфору называется «агашка». Хотя согласимся, что «матрёшка» название очень удачное, кукла действительно стала «знатной» [3].

Само имя Матрона действительно означает «знатная женщина» в переводе с латыни, и включено в Православный церковный календарь [4]. Но, что касается утверждения многих исследователей о том, что Матрёна – женское имя, очень любимое и распространённое в среде крестьянства в России, то и здесь имеются любопытные факты. Некоторые исследователи попросту забывают, что Россия большая. А это значит, что одно и то же имя, или один и тот же образ могут заключать в себе как положительное, так и отрицательное, иносказательное значение.

Так, например, в «Сказках и преданиях Северного края», собранных И.В. Карнауховой, есть сказка «Матрёна». В которой повествуется о том, как баба по имени Матрёна чуть было не умучила чёрта. В публикуемом тексте прохожий-горшечник избавляет чёрта от ленивой и вредной бабы и, соответственно, в дальнейшем пугает ею чёрта.

В данном контексте Матрёна является неким прообразом злой жены, которую боится сам чёрт. Подобные описания встречаются и у Афанасьева. Сюжет о злой жене, популярный на Русском Севере, неоднократно записывался экспедициями ГИИС в «классических» версиях, в частности, от А.С. Крашанинниковой, 79 лет, из д. Мешкарево Повенецкого уезда [5].

Символизм матрёшки

Рассматривая одну из версий о происхождении матрёшки, я уже упоминал «японское начало». Но подходит ли вообще по своему символическому значению к нашей матрёшке упомянутая иноземная версия?

На одном из форумов на тему культуры, в частности, развёрнутой в сети Интернет, прозвучало буквально следующее: «Прототип русской матрешки (имеет ещё и индийские корни) – японская деревянная кукла. За образец взяли японскую игрушку – даруму, куклу-неваляшку. По своим истокам она представляет собой изображение древнего индийского мудреца Дарумы (санскр. Бодхидхарма) в V веке перебравшегося в Китай. Его учение в средние века широко распространилось в Японии. Дарума призывал к постижению истины через молчаливое созерцание, и в одной из легенд он – пещерный затворник, располневший от неподвижности. По другой легенде, от неподвижности у него отнялись ноги (отсюда безногие скульптурные изображения Дарумы).

Тем не менее, матрёшка сразу снискала небывалое признание как символ русского народного искусства.

Существует поверье, что если внутрь матрёшки положить записку с желанием, то оно непременно исполнится, причем, чем больше труда вложено в матрёшку, т.е. чем больше в ней мест и чем качественней роспись матрёшки, тем быстрее желание исполнится. Матрёшка – это тепло и уют в доме» [6].

С последним трудно не согласиться – чем больше мест в матрёшке, т.е. чем больше внутренних фигурок, одна меньше другой, тем больше можно положить туда записочек с желаниями и ждать, когда они исполняться. Это своего рода игра, и матрёшка здесь выступает в роли очень обаятельного, милого, домашнего символа, настоящего произведения искусства.

Что касается восточного мудреца Дарумы (вот ещё одно имя «предшественника» матрёшки!) – честно говоря, располневший от неподвижности, да ещё с отнявшимися ногами «мудрец» крайне плохо ассоциируется с русской игрушкой, в которой каждый человек видит позитивный, нарядный символический образ. И ведь благодаря этому прекрасному образу наша матрёшка пользуется огромной известностью и популярностью практически во всём мире. Речь вовсе не идёт о «матрёшках» в виде политических деятелей мужского (!) пола, карикатурными ликами которых предприимчивые кустари в девяностые годы наводнили весь Старый Арбат в Москве. Речь идёт, прежде всего, о продолжении старых традиций разных школ в росписи русской матрёшки, о создании разных по количеству (так называемой, «местности») матрёшек.

В процессе работы над этим материалом возникла необходимость задействовать и смежные источники, не только посвящённые теме русской народной игрушки. Не стоит забывать, что в древности, и не только на Руси, различные украшения (женские и мужские), предметы обихода, а также игрушки, вырезанные из дерева или сделанные из глины, играли роль не просто предметов, скрашивающих быт – но являлись ещё и носителями определённой символики, имели какой-то смысл. А само понятие символизма тесно переплеталось с мифологией.

Так, удивительным образом встретилось совпадение имени Матрона, перекочевавшего (по общепринятой версии) из латинского в русский язык, с древнеиндийским образами:

МАТРИ (др.-инд. «мать»), ударение ставится на первый слог – в индуистской мифологии божественные матери, олицетворяющие созидательные и губительные силы природы. Идея активного женского начала получила широкое признание в индуизме в связи с распространением культа шакти. Матри рассматривались как женские персонификации творческой энергии великих богов: Брахмы, Шивы, Сканды, Вишну, Индры и т.д. Число Матри колебалось от семи до шестнадцати; в некоторых текстах о них говорилось как о «великом множестве» [7].

Вам ничего это не напоминает? Матрёшка – она же «мать», которая символизирует собой, по сути, СЕМЬЮ, да ещё состоящую из разного количества фигурок, которые символизируют детей разного возраста. Это уже не просто совпадение, а доказательство общих, индоевропейских корней, что имеет прямое отношение и к славянам 3.

Отсюда можно сделать следующий вывод: образно говоря, если символическое «путешествие» необычной деревянной фигурки начинается в Индии, затем получает своё продолжение в Китае, оттуда фигурка попадает в Японию, а уже затем «неожиданно» находит своё место в России – утверждение о том, что наша русская матрёшка была скопирована с фигурки японского мудреца, несостоятельно. Хотя бы потому, что сама фигурка некоего восточного мудреца не является исконно японской. Вероятно, гипотеза об обширном расселении славян и распространении их культуры, которая оказала впоследствии своё влияние на культуры других народов, в том числе проявившая себя и в языке, и в божественном пантеоне имеет под собой общую для индоевропейской цивилизации основу.

Однако, скорее всего, идея деревянной игрушки, которая состоит из нескольких фигурок, вставляющихся одна в другую, была навеяна мастеру, создавшему матрёшку, русскими сказками. Многие, например, знают и помнят сказку о Кощее, с которым борется Иван-царевич. Например, сюжет о поисках царевичем «кощеевой смерти» звучит у Афанасьева: «Чтобы совершить такой подвиг, нужны необычайные усилия и труды, потому что смерть Кощея сокрыта далеко: на море на океане, на острове на Буяне есть зелёный дуб, под тем дубом зарыт железный сундук, в том сундуке заяц, в зайце утка, в утке яйцо; стоит только раздавить яйцо – и Кощей мгновенно умирает» [8].

Я соглашусь с тем, что сюжет мрачен сам по себе, т.к. связан со смертью. Но здесь речь идёт о символическом значении – где спрятана истина? Дело в том, что этот, практически идентичный мифологический сюжет встречается не только в русских сказках, да ещё в разных вариантах, но и у других народов! «Очевидно, что в этих эпических выражениях таится мифическое предание, отголосок доисторической эпохи; иначе как бы могли возникнуть у разных народов столь тождественные сказания? Кощей (змей, великан, старый чародей), следуя обычному приему народного эпоса, сообщает тайну своей смерти в форме загадки; чтобы разрешить её, нужно подставить метафорические выражения общепонятными» [8].

Это наша философская культура. И поэтому высока вероятность того, что мастер, выточивший матрёшку, помнил и хорошо знал русские сказки – на Руси часто проецировался миф на реальную жизнь.

Другими словами, одно в другом спрятано, заключено – и чтобы найти истину, необходимо дойти до сути, открыв, одну за другой, все «шапочки-нахлобучки». Может быть, именно в этом и заключается истинный смысл такой замечательной русской игрушки, как матрёшка – напоминание потомкам об исторической памяти нашего народа?

И не случайно замечательный русский писатель Михаил Пришвин написал когда-то следующее: «Я думал, что у каждого из нас жизнь, как наружная оболочка складного пасхального яйца; кажется, так велико это красное яйцо, а это оболочка только, – раскроешь, а там синее, поменьше, и опять оболочка, а дальше зелёное, и под самый конец выскочит почему-то всегда жёлтенькое яичко, но это уже не раскрывается, и это самое, самое наше».

Вот и выходит, что не так проста русская матрёшка – эта составная часть нашей жизни.


1 Н.Д. Бартрам (1873 – 1931) – основатель и директор Музея игрушки, художник, учёный.

2 В.И. Боруцкий (1880 – после 1940) – предприниматель, организатор кустарного производства.

3 Индоевропейцы (индогерманцы, арийцы), общее название народов, говорящих родственными между собой языками и населяющих почти всю Европу, значительную часть юго-западной Азии (Индостан, Иран и Мал. Азия) и расселившихся оттуда по всем частям света; самые культурные народы. Сходство языков этих народов объясняется происхождением их от одного общего праязыка, на котором говорили отдаленные предки современных арийцев, живших на общей родине (по прежней гипотезе – в средней Азии, по новой в сев. Европе). Главн. группы И. языков: 1) кельтская (ныне языки гэльский, прийский); 2) германская (яз. готский, немецкий, голландский, английский, датский, шведский, норвежский, исландский); 3) латышская (яз. литовский, древн. прусский, латышский); 4) славянская (яз. русский, польский, чешский, словенский, сербский, болгарский, вендский); 5) греческая; 6) иллирийская (албанский яз.); 7) италийская (яз. умбрийский, окский, латинский и происшедшие от него романские яз.: итальянский, французский, испанский, португальский, румынский); 8) иранская (яз. зендский, персидский, армянский); 9) видийская (яз. санскрит, пракрит и новоиндийские) – Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.

Литература:

  1. Хохломская роспись. О матрёшке. Сайт www.hohloma.nnov.ru.
  2. Матрёшке -100! Елена КОЗЛОВА, журнал «Ваш Досуг», N46 (187) 16-23 ноября 2000 года. Электронная версия статьи на сайте ma333.narod.ru.
  3. Сотникова Ирина. «Кто придумал матрёшку». Сайт «Русские напёрстки»: thimble.h11.ru.
  4. Баженова А., Славян родные имена: Словарь исторических родокоренных имён и прозваний славян и русов за два тысячелетия. М.: ООО «Издательство Ладога-100», 2006. – стр. 539.
  5. Карнаухова И.В., Сказки и предания Северного края. СПб.: Тропа Троянова, 2006. – (Полное собрание русских сказок. Довоенные собрания. – Т. 12). – стр. 123 – 125, 528.
  6. О матрёшке. Культура. Искусство. СМИ. www.library.ru.
  7. Мифологический словарь. М.: «Советская энциклопедия», 1991. – стр. 351.
  8. Афанасьев А.Н., Поэтические воззрения славян на природу. В трёх томах. Том 2. М.: Изд-во «Современный писатель», 1995. – стр. 304 – 306.

Ссылки по теме: