№ 6 [54]
00`00``01.06.2007 [Σ=6]
ЖУРНАЛ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ - «ОРГАНИЗМИКА»
Organizmica.org/.com/.net/.ru
НОВАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ОРГАНИЗМИКА

Лингвистика

Академия фундаментальных наук

Языки мира (учебное пособие)

Андрей Александрович Тюняев,
президент Академии фундаментальных наук,
07.06.2007 г.

Подписка на журнал «Organizmica» в каталогах:
«Роспечать» - 82846; «Пресса России» - 39245
Тел: 8 (495) 730-04-61

Языки мира - карта
увеличить

Награды: Почётная грамота Российской академии естественных наук.

Мнения:

Содержание

Введение
Пояснительная записка к интегральной схеме «Языки мира» (июль 2008 г.).
Трёхмерная национально-языковая карта мира.
1. Постановка проблемы.
2. Актуальность.
3. Анализ последних исследований и публикаций.
4. Цель статьи.
5. Задачи.
6. Научные результаты.
7. Выводы.
Генетическая классификация языков.
1. Язык древнейшего периода.
1.1. Азиатские языки древнейшего периода.
1.2. Африканские языки древнейшего периода.
1.3. Выводы.
Стадии русского языка и их соответствие данным археологии, антропологии и ДНК-генеалогии.
Сравнение дерев языков А. Тюняев и Q. Atkinson and R. Gray.
1. Описание Дерева языков R. Gray и Q. Atkinson.
2. Описание Дерева языков А. Тюняева.
3. Сравнение двух дерев по некоторым реперным точкам.
Новые данные междисциплинарного подхода к формированию национально-языковой картины мира.
1. Постановка проблемы.
2. Актуальность.
3. Анализ последних исследований и публикаций.
4. Цель работы.
5. Задачи.
6. Научные результаты.
7. Выводы.
Древние стадии русского языка в контексте Северного торгового пути бронзового – железного веков.

Введение

В семидесятых годах двадцатого века советские лингвисты насчитывали от 2500 до 5000 языков. Лингвисты из ГДР в 1980 году насчитали на Земле 5651 язык. В 1982 году их коллеги из Академии наук Франции – только 2796 языков. Почти сорок процентов из них языки отмирающие – всего по несколько десятков или сотен человек, на них говорящих.

Ведущие лингвисты (С.А. Старостин и др.) единодушно определяют дату появления языка – 40 тысяч лет назад. Антропологи и генетики убедительно доказали, что современный человек происходит от одной популяции наших предков, живших не позже сорока тысячелетий назад.

Археологические данные свидетельствуют, что она сформировалась на территории Русской равнины – в междуречье Оки и Волги, в районе города Владимир. Здесь обнаружена стоянка Сунгирь древностью 70 тысяч лет.

О численности населения говорят 10 тысяч найденных в её могильниках бус. Наиболее активное заселение Русской равнины происходило около 35-и тысяч лет назад.

Многочисленные стоянки древностью 40 – 30 тысяч лет открыты в районе русских городов Воронеж (Костёнки, Боршево), Липецк (Гагарино), Брянск (Пушкари, Елесеевичи), Курск (Авдеево), Москва (Зарайск) и др.

Общая численность населения Земли оценена: в 40-м тысячелетии – около 90 тысяч человек, в 35-м – 180 тысяч, в 30-м – 360 тысяч. Из них 47 процентов проживали на территории Русской равнины – 43, 86, 170 тысяч соответственно, – принадлежали к европеоидной расе и являлись исключительными носителями проторусского языка.

50 тысяч лет назад на протоРуси доминировал культ славянского бога Ра – царя-солнца (ra). Именем бога Ра названа Русь – Рось, Расея, Россия, Russia.

С сорокового тысячелетия к культу бога Ра добавились культы основных славянских богов: Велеса (его именем названы города – Вологда, Велегож, Белёв, Велес и т.д.), Макоши (Москва) и Единого Бога славян Рода. Сыны бога Ра называли себя – расы, росы, русы.

В эти времена в других частях Земли не было никаких очагов цивилизации.

* * *

13 тысяч лет назад на Земле произошла геологическая катастрофа, вылившаяся в смещение земной коры на 2600 километров к северу по 40-му градусу восточной долготы. Вследствие чего, субтропический климат центра Русской равнины сменился умеренным, и люди начали перемещаться на юг. Они стали смешиваться с полудикими представителями негроидной расы, обитавшими в тех местах.

С этой даты ведут свой отсчёт основные семьи языков.

Часть европеоидов ушла в Азию, а некоторые расселились до Египта и стали фараонами – сынами Ра и называли себя – sera (rase).

* * *

6 тысяч лет назад наступило очередное похолодание, и новая волна русов хлынула на территории юга. Так появились европеоидные шумеры, которых их негроидные соседи называли – sar (царь).

В это же время отступили ледники, накрывавшие Европу до Альп, и русские расселились в новые земли, дав начало будущим фракийцам, кельтам, латинам и др.

Во всех языках оставив память о своём царственном положении: в латинском – rex, в кельтском и ирландском – ri, в галльском – rix, в пеласгском – rasna.

4 тысячи лет назад русичи пришли в Индию и Иран, где, смешавшись с негроидным населением, дали начало множеству народов и языков, но остались царями: räzah – в ведическом, räja – в санскрите, rri – в хотанском, rasta – в древнеперсидском, raz – в иранском.

2 тысячи лет назад европейские языки начали образовываться из диалектов. В каждом из них сохранилась память о русах-царях: tsar, czar, tzar – в английском, Zar – в немецком, tsar, roi – во французском, zar, (mon)arca, ré – в итальянском, zar, rey – в испанском и др.

* * *

Почти 40 тысяч городов, городищ, сёл, селений и стоянок, древностью от 70 до 3 тысяч лет назад, открыты на территории Русской равнины. Общее их количество оценивается археологами в 150 – 200 тысяч – ПО ОДНОЙ на каждом километре.

Пояснительная записка

июль 2008 г.

Первый акт дивергенции языков лингвисты (в частности, П.И. Пучков) относят ко времени 2 – 1 млн. лет назад [Пучков П.И., 2007]. В это время существовали только австралопитеки, и правомерность подобных рассуждений находится под глубоким вопросом.

Пришедшие на смену австралопитекам шелльские и ашельские архантропы в период с 700 по 200-е тысячелетие сформировали ряд общностей в Южной Африке, Западной Европе (Клэктон [3амятнин С.Н., 1951]), в Восточной Европе (Королёво [Матюшин Г.Н., 1996]), на Русской равнине (Тульская, Калужская, Волгоградская и др. области [Александрова М.В., 1974]). Редкие стоянки известны в Северной Африке и в Азии.

Сменившие архантропов палеоантропы в финальной стадии сформировали на тех же территориях археологические культуры неандертальцев.

Язык этого времени некоторые учёные (например, [Клягин Н.В., 1996]) относят к языку современного человека и датируют его 200-ым тысячелетием. Максимум концентрации таких неандертальцев приходится на территории Юго-Западной и юга Центральной Европы, а также на центральные и южные регионы Русской равнины.

Между тем, антропологи утверждают, что современный человек – неоантроп – появился только в 50-ом тысячелетии. Самой древней стоянкой неоантропа является стоянка Костёнки в Воронежской области – 50 тысяч лет назад. К этому же времени лингвист С.А. Старостин отнёс дату возникновения т.н. ностратической семьи [Старостин С.А., 2003].

В следующий период в пределах Русской равнины неоантропы (европеоиды) сформировали ряд последовательно сменивших друг друга археологических культур: костёнковско-стрелецкая (50 – 25-е тыс. до н.э.) – авдеевско-гагаринская (25 – 15-е тыс. до н.э.) – среднерусская (16 – 12-е тыс. до н.э.) – рессетинская (11 – 9-е тыс. до н.э.) – иеневская (10 – 6-е тыс. до н.э.) – верхневолжская (6 – 4-е тыс. до н.э.) – волосовская (4 – 2-е тыс. до н.э.). Последняя сопоставляется с проторусским этносом и проторусским языком.

По данным археологии и антропологии, расселение неоантропов с территории Русской равнины состоялось только, начиная с 7-го тысячелетия до н.э. Переселенцы сформировали в Центральной Европе ряд последовательно сменивших друг друга археологических культур: Неа-Никомедия (7-е тыс. до н.э.) – Кёрёш, Караново, Сескло (6 – 5-е тыс. до н.э.) – Веселиново, Винча, Дунайские, Старчево, Хаманджия, Марица, Гумельница и др. (5 – 3-е тыс. до н.э.). Последние идентифицируются с западнославянскими народами и, соответственно, с западнославянскими языками.

Начиная с 7-го тысячелетия до н.э., состоялись также переселения неоантропов с территорий Русской равнины в Азию. Переселенцы сформировали культуры: Джармо (7-е тыс. до н.э.) – Хассуна, Хаджилар (7 – 6-е тыс. до н.э.) – Эль-обейд, Эреду, Халаф, Намазга-Тепе (6 – 4-е тыс. до н.э.) и др.

Языком общения этих переселенцев был протославянский (проторусский) – называемый «индоевропейским». Но к 4-ому тысячелетию до н.э. на территориях Азии «индоевропейский» язык практически полностью исчез, поскольку пришлое европеоидное население было уничтожено или ассимилировано автохтонными неандертальскими племенами.

Вторая волна европеоизации Азии состоялась только в 3 – 2-ом тысячелетиях, в результате чего сформировались индоиранские языки.

Дальше на Востоке неоантропы сформировали «протокитайские» культуры: хемуду – яншао (6 – 3-е тыс. до н.э.). Ввиду малочисленности европеоидных пришельцев они никакого языкового следа в синитической семье языков не оставили. Лишь антропологические примеси европеоидного типа редко встречаются в представителях айнов.

В Африке неоантропы сложили протоегипетские культуры: тасийская (6 – 5-е тыс. до н.э.) – Меримде-Бени-Саламе, Бадари (5-е тыс. до н.э.) – амратская, герзейская, Эль-Омари, Маади, Негада (5 – 4-е тыс. до н.э.). Неоантропы Африки говорили на афразийском языке, близком к протославянскому. Позже, с наплывом негроидного и кавказоидного населения, этот язык стал современным языком Египта, значительно утратив признаки родственности с протославянскими языками.

Собственно язык неоантропов (человека современного типа) сейчас полностью сопоставим только с русским этносом и частично с родственными славянскими народами.

* * *

В то же время (начиная с 100-го тысячелетия до н.э.) за пределами Русской равнины существовали только мустьерские неандертальцы, пещерные стоянки которых широко известны в Западной, Южной и Центральной Европе, на Ближнем Востоке, в Средней Азии, на Юге Африки. В виду непригодных для жизни природных условий Северная Африка была совершенно не заселена людьми современного типа и по этой же причине практически не заселена неандертальцами.

Свою долю доказательств изложенного предоставляет и лингвистическая наука. Утверждая, что образование макросемей языков происходило в период 10 – 8 тыс. лет до н.э., лингвистика отсекает саму возможность существования людей в регионах образования этих макросемей языков (в Передней, Средней и Юго-Восточной Азии, Африке и Индии) ранее 10 – 8-го тыс. до н.э.

При этом лингвистическая наука напрямую не наделяет неандертальцев Африки, Европы и Азии какими-либо языками. По неизвестной доселе причине языковеды считают, что неандертальцы были не способны к производству человеческой речи.

Но данные антропологии последних лет утверждают обратное: у неандертальцев был голосовой аппарат, практически идентичный современному. А, следовательно, существовала и речь. Косвенно подтверждают это и сами лингвисты, фиксируя существование языковых макросемей в регионах Азии и Индии в то время, когда, как устанавливает антропологическая наука, неоантропов в этих регионах ещё не было.

Таким образом, суммируя сказанное, приходим к следующему заключению:

  1. Индоевропейская семья языков должна быть датирована 50-ым тыс. до н.э., антропологически соотнесена с человеком нового типа (неоантропом), а географически – с комплексом верхнепалеолитических стоянок центра Русской равнины (Костёнки, Елисеевичи, Юдиново, Зарайск и т.д.).
  2. Остальные семьи языков принадлежат неандертальским людям европейского, уральского, азиатского, индийского, китайского и южно-африканского регионов. Возраст этих семей – более 50-ти тысяч лет.

Надо отдать должное специалистам в каждом конкретном языке – изучая определённый язык в отдельности, лингвисты полностью восстанавливают не только его внутренние характеристики, но и выявляют внешние связи.

Отличительной особенностью описываемой работы – интегральной схемы «Языки мира» – является то, что данные по каждому конкретному языку коррелируются с данными его географического распространения, привязанного к конкретным археологическим культурам и определённому антропологическому типу людей. Путём чего каждая получаемая точка на «ветви» развития любого языка дополнительно атрибутирована тремя координатами – географической, археологической и антропологической. Только при наличии все трёх данных можно с уверенностью говорить о существовании конкретного языка в конкретное время в конкретной точке местности.

В качестве примеров приведём следующие. Австрическая семья языков отнесена ко времени 10 тыс. до н.э., а территориально – к Юго-Восточной Азии. Предполагается, что носителями её были неоантропы монголоидной расы. Однако археологические данные не подтверждают этого предположения, поскольку самой ранней обнаруженной в Юго-Восточной Азии культурой является культура хэмуду 5,3 тыс. до н.э. Только с этой культуры антропологи ведут отсчёт местных культур, сформированных неоантропами. До этой даты автохтонами рассматриваемых территорий являлись «китайские» неандертальцы – монголоидного типа. Отсюда следует, что становление австрической семьи языков происходило в недрах неандертальского общества Китая времени верхнего палеолита.

Абсолютно всё то же сказанное относимо и к сино-кавказской семье языков. Возраст её датируют 12 – 10-ым тыс. до н.э., а территориально относят к районам Кавказа и Тибета. Однако человек современного типа (неоантроп) пришёл в эти районы только к 7-ому тыс. до н.э. (культуры Хаджилар, Хассуна и др.). До этого времени указанные территории были населены неандертальскими племенами кавказоидного типа. Таким образом, и эта семья языков сформировалась в неандертальском обществе Кавказа и Тибета времени верхнего палеолита.

Кстати, сказанному и сами лингвисты знают доказательства – это т.н. палеоазиатские языки, на которых разговаривают палеоазиатские народы. Приставка палео- как раз и относит эти языки ко времени существования азиато-неандертальских автохтонов.

Следующей особенностью интегральной схемы «Языки мира» является то, что она отражает не только процессы дивергенции (распада) языков, но и процессы их смешения. Что, очевидно, также имело в истории реальное отражение.

Так, приход носителей культур европеоидных неоантропов на территории Египта стал толчком к формированию афразийской семьи языков, которая теперь есть результат сплава индоевропейского, африканского и сино-кавказского языков.

Другой пример. В результате пришествия в 3-ем тыс. до н.э. европеоидных племён на территорию Северной Индии начался процесс сплавления языков пришельцев с языками эламо-дравидской семьи местного дравидийского населения. И этот процесс ещё не пришёл к какому-либо окончанию.

То же касается и районов Китая, где до сих пор нет устойчивого языкового единства. Но здесь это результат взаимного проникновения трёх неандертальских семей – дравидийской, австрической и синитической.

И то же касается регионов Западной Европы (Испания, Англия), в которые носители ныне существующих языков – испанского и английского – пришли только в начале-середине 1-го тыс. до н.э. Эти даты дают нам исследователи испанского и английского языков. Не вдаваясь в подробности компаративистики, они, тем самым, жёстко свидетельствуют против раннего заселения Западной Европы индоевропейскими племенами неоантропов. Напротив, в Западную Европу неоантропы пришли только в самое последнее время.

С научной точки зрения абсолютно невозможно то, чтобы не обладали никакими собственными языками неандертальские носители археологических культур Западной Европы – мустье (100 – 32 тыс. до н.э.) – перигор (32 – 19 тыс. до н.э.) – солютре (18 тыс. до н.э.) – мадлен (15 – 10 тыс. до н.э.) – капсийская (9 – 5 тыс. до н.э.) – азиль (8 тыс. до н.э.) – советерр, астурий, тарденуаз (7 – 4 тыс. до н.э.) – неманская, дювензее, кухонных куч (5 – 2 тыс. до н.э.).

Заметим, что эти культуры европейских неандертальцев досуществовали как раз до времени прихода европеоидов (неоантропов). Но ни один из западноевропейских языков современности не уходит своими корнями глубже 1-го тыс. до н.э.

Между тем, в каждой статье о конкретном языке Западной Европы мы находим чёткие указания на существование автохтонных языков автохтонного же населения, которое, как мы видим теперь, было европейско-неандертальским.

Из сказанного видим, что практически на любой отдельно взятой территории в разные моменты времени складывалась ситуация, при которой автохтонный язык местных неандертальцев сталкивался с языком пришельцев – европеоидов или других неандертальцев. Смешение языков давало новые языки следующего поколения с соответствующими субстратно-суперстратными отношениями. Совокупности последних формировали новые семьи языков. Как, например, романская семья языков. Она сформирована проторусским (индоевропейским) суперстратом, окультурившим в 1-ом тыс. до н.э. неандертальский субстрат Испании, Франции, Италии.

Противоположная судьба постигла проторусские поселения культур воронковидных кубков, когда на земли Германии, занятые проторусами, во 2 – 1-ом вв. до н.э. с территорий Скандинавского полуострова пришли дикие германские племена финно-угорских неандертальских культур, аналогичных культуре кухонных куч эртебелле. С юга на эти же территории чуть позже наехали тюркоязычные неандертальцы различных каганатов. После суперстратного отюрчения проторусского субстрата «германских» земель современный немецкий язык приобрёл известные тюркизмы и отсталый палеомонголоидный полисинтетизм.

Сложная ситуация сложилась вокруг греческого языка. Греческий язык – один из немногих, который к настоящему времени ещё так и не сформировался в качестве самостоятельного языка (поныне существуют две его версии демотика – разговорный и катареус – литературный), но разного рода этимологи ошибочно выводят именно из него происхождение многих индоевропейских слов.

Между тем, в работе выдающегося лингвиста Э. Бенвениста представленная схема индоевропейских языков (а греческий относится именно к этой семье). В ней греческий язык единственный, который имеет схему формирования противоположную остальным языкам этой семьи. В то время как все языки, начиная со 2 – 1-го тыс. до н.э., подвергаются дивергенции, то есть распадаются на языки и диалекты, греческий единственный, который продолжает складываться из нескольких разных языков.

Что же в действительности отражает ситуация с греческим языком? А отражает она следующее. До 7-го тыс. до н.э. территории Греции были населены кавказоидными неандертальцами, для которых лингвистическая наука не предусматривает никакого языка. В 7-ом тыс. до н.э. эти территории заняли пришедшие с территории Русской равнины пеласги (баденская культура). Во 2-ом тыс. до н.э. на территорию Пеласгии (Греции) вторглись племена греков – кавказоидных неандертальских пастухов-кочевников (ахейцев, ионийцев и др.). Пеласгию переназвали Грецией (от graze – пасти). Язык этих территорий стал смешанным – протославянским + кавказоидным (семитским).

К 5 – 7-ому вв. н.э. территории Греции полностью заняли славянские народы, в это время греческий язык стал входить в языковую общность Satom, означающую близость греческого, русского и всех славянских языков. В 8 – 9-ом вв. север Греции и позже остальные её территории оккупировали различные тюркские каганаты (Болгарский, Аварский и т.п.), что привело к возобновлению процесса осемичивания греческого языка. Поэтому уже в 9 – 11 вв. церковнославянский язык требовал даже в южнорусских землях перевода.

Как всякий живой организм, человеческое общество за время своего существования претерпевает разные этапы своего развития. В параллельном режиме развивается язык каждой общности. Исторически подвергаясь разного рода смешениям, пройдя через них, язык меняется. Зачастую такие изменения приводят к тому, что этот язык меняет языковую семью «приписки». Как, например, это было с индийским языком, который из дравидийской семьи частично перешёл в индоевропейскую.

Неизменным во времени остаётся только одно качество языка – для него нужен носитель-человек, и для того, чтобы уверенно говорить о существовании какого-либо языка в какой-либо местности, необходимо иметь археологический материал, подтверждающий существование в этой местности человека вообще и соответствующего антропологического типа в частности.

Исходя из изложенного, можем сделать следующие выводы:

  1. Подход к комплексному изучению языковых семей, при котором получаемая точка на «ветви» развития любого языка атрибутирована тремя координатами – географической, археологической и антропологической, позволяет избежать крупных ошибок в вопросе привязки происхождения языка к той или иной территории, дате и антропологическому типу человека, проживающего именно на указанной территории и именно в указанное время.
  2. Выявляется серьёзная проблема описания некоего языка, который должен был присутствовать в Западной Европе в период с 50-го по 1-е тыс. до н.э. и принадлежать тем группам населения, стоянки которого в обильном количестве открыты на указанных территориях до прихода туда в 1-ом тыс. до н.э. индоевропейских племён кельтов, протокельтов и др.
  3. Полностью опровергается возможность пришествия в 50-ом тыс. до н.э. какого-либо языка и какого-либо человека с территорий Африки на территорию Европы. Напротив, открытые археологические культуры свидетельствуют об обратном векторе заселения.
  4. Поднимается проблема изучения языков, принадлежащих населению территорий Русской равнины времён с 50-го тыс. до н.э. по настоящее время. Если, судя по археологическим и антропологическим данным, эти территории беспрерывно населяли автохтоны европеоидной расы, то правомерна постановка вопроса о соответствии общеиндоевропейского языка именно этому населению.
  5. Относительно самого метода, который применён при составлении «дерева» «Языки мира», следует заметить, что отражение слияния языков при миграциях населения даёт весомые дополнения к знаниям о конкретных языках, полученных на основе теории дивергенции.

Литература:

  1. Александрова М.В., 1974. Александрова М.В., К методике изучения палеолитических поселений (по материалам мустьерской стоянки Сухая Мечетка) // Реконструкция древних общественных отношений по археологическим материалам жилищ и поселений. Л., 1974.
  2. 3амятнин С.Н., 1951. 3амятнин С.Н., О возникновении локальных различий в культуре палеолитического периода, в кн.: Происхождение человека и древнее расселение человечества, М., 1951.
  3. Клягин Н.В., 1996. Клягин Н.В., Происхождение цивилизации (социально–философский аспект), ЦОП Института философии РАН. -М., 1996.
  4. Матюшин Г.Н., 1996. Матюшин Г.Н., Археологический словарь. - М.: Просвещение: АО «Учеб. лит.», 1996. - 304 с.: ил.
  5. Пучков П.И., 2007. Пучков П.И., Дивергенция языков и проблема корреляции между языком и расой, ИЭА РАН.
  6. Старостин С.А., 2003. Старостин С.А., У человечества был один праязык. «Знание сила», № 8, 2003.

Генетическая классификация языков

1. Язык древнейшего периода

По мнению лингвиста П.И. Пучкова, «отделение индоевропейских языков даже от языков наиболее близкой к ним языковой семьи (если оно вообще когда-либо имело место) произошло в гораздо более отдаленное время (некоторые лингвисты при этом предполагали, что это событие могло произойти 1 – 2 млн. лет назад). За такое время, утверждали они, происшедшие изменения в фонетике, грамматике и лексике были настолько большими, что уничтожили все следы генетической близости» [Пучков П.И., i].

Эта цитата красноречиво свидетельствует о том, что лингвисты не связывают появления языка с появлением неоантропа (человека нового типа), а представляют процесс формирования языка человека протяженным по времени, эволюционным по форме и занимающим длительное время.

[подгрузить карту языков мира древнейшего периода]

Сама возможность отнесения какой-либо стадии какого-либо языка ко времени 2 – 1 млн. лет назад свидетельствует о том, что язык человека зарождался среди первобытных людей, создавших археологические культуры галек.

Культура галек 1 – наиболее древняя археологическая культура, открывающая собой древний каменный век. Относится к нижнему плейстоцену (1800 тыс. – 600 тыс. лет назад). Сменяется шелльской культурой. Распространена на территории Африки, представлена на юге Азии и в районах Южной и Центральной Европы, на Русской равнине. Носители культуры галек – гоминиды – занимались охотой, собирательством; жили под открытым небом и в пещерах [Bordes F., 1968; Алиман А., 1960].

Ранние архантропы (600 – 350 тыс. до н.э.) изготовляли грубые каменные орудия типа орудий шелльской культуры, имели довольно крупный мозг (в среднем 1000 см³), а также обладали речью начальной стадии развития [Иванова И.К., 1965; Ископаемые гоминиды, 1966].

В некоторых районах галечные культуры досуществовали вплоть до времени мезолита и неолита. К таким относятся хоабиньская культура (10 – 3-е тыс. до н.э.) и сменившая её бакшонская культура, распространённые на территории Вьетнама, Лаоса, Таиланда, на юге Китая, в Малайзии и Индонезии (главным образом на о. Суматра). Культурные остатки обнаружены в пещерах горных районов и представлены орудиями из грубо оббитых речных галек (топоры, скрёбла), кости и раковин, большими скоплениями раковин съедобных моллюсков. Антропологически гоминиды принадлежали к австралоидному (в широком смысле) расовому типу с некоторой примесью монголоидных элементов [Борисковский П.И., 1966; German Chester F., 1972].

Стадию в развитии языка, соотносимую с расселением гоминид, назовём «гоминидным языком». Археологические культуры, соответствующие гоминидным языкам, – культуры галек и начальные этапы шелльских культур.

Самой простой формой языка, известной на сегодняшнее время, является изолирующий 2 язык. Более примитивных форм человеческого языка науке не известно. Поэтому гоминидный язык следует сопоставить с изолирующими языками, к числу основных признаков которых относят:

К изолирующим языкам относятся языки автохтонных народов Азии и Африки: древнекитайский (меньше – современный китайский) [Сепир Э., 1934], вьетнамский, некоторые языки Западной Африки (например, эве) [Конрад Н.И., 1952; Скаличка В., 1966; Кузнецов П.С., 1954; Коротков Н.Н., 1968].

1.1. Азиатские языки древнейшего периода

Автохтоны Азии представлены тремя родственными между собой семьями гоминидных языков: сино-тибетской, австроазиатской, австронезийской.

СИНО-ТИБЕТСКАЯ СЕМЬЯ ЯЗЫКОВ. К первой из них относится язык древнейшего народа Юго-Восточной Азии – мяо, живущего в Южном Китае (Хунань, Гуйчжоу, Гуанси-Чжуанский автономный район, Сычуань, Юньнань; группы – гусу, му, монг, амои, гамэ), в странах Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Лаос, Таиланд, Бирма, где они называются мео). Места расселения народа мяо и время его существования совпадают с распространением хоабиньской и бакшонской культур – Южном Китае предки мяо известны со 2-го тыс. до н.э. [Итс Р.Ф., 1972; Народы Восточной Азии, 1965].

К гоминидным языкам следует отнести и язык народа ман(ь) (кит. яо), расселённого в провинциях Гуандун, Хунань и в Гуанси-Чжуанский автономном районе Китая, а также в СРВ и Лаосе. Этногенез яо связан с мяо. Яо сохранили многие архаические черты культуры, первобытнообщинные отношения, анимистические 3 верования (предок – Паньху «пятицветная собака») [Народы Восточной Азии, 1965, Итс Р.Ф., 1972, Народы Юго-Восточной Азии, 1966].

С. Конов (1909) впервые выделил языки мяо-яо в отдельную семью языков – ман. Языки мяо-яо тоновые, моносиллабические (в большинстве случаев морфема и простое слово совпадают со слогом). Каждый слог обладает обязательной тоновой характеристикой. В языках бывает от 6 до 11 тонов. Слог имеет простую структуру. Имеется тенденция к открытости слогов. Начальнослоговые сочетания согласных встречаются редко. Система гласных фонем достаточно бедная. Согласные различаются по звонкости/глухости, преаспирированности (придыхательная фаза предшествует основной артикуляции), придыхательности/непридыхательности, преназализованности (носовой элемент предшествует основной артикуляции); встречаются аффрикаты, глухие сонорные и глухие боковые. Базовая лексика преимущественно односложна [Москалев А.А., 1978; Фам Дык Зыонг, 1989; Нгуен Ван Лой, 1996].

Изолирующий язык – китайский язык распространён в Китае, а также среди китайского населения Индонезии, Камбоджи, Лаоса, Вьетнама, Бирмы, Малайзии, Таиланда, Сингапура. Относится к китайско-тибетской семье языков. Имеет 7 основных диалектных групп: северную, У, Сян, Гань, Хакка, Юэ, Минь. Древнейшие письменные памятники (гадательные надписи на бронзе, камнях, костях и черепашьих панцирях) восходят, по-видимому, ко 2-й половине 2-го тысячелетия до н.э. Древний китайский язык – язык односложный, в котором слова одноморфемны, неизменяемы и лишены грамматической формы. Некоторые предполагают, что древнекитайский язык имел достаточно сложную морфологическую систему, которая впоследствии была утрачена, и слово не было одноморфемным 4. Имеются тоновые варианты (например, в путунхуа – 4 смыслоразличительных тона). Морфема односложна. Много односложных слов. Модели словосложения – аналоги моделей словосочетаний: отличить сложное слово от словосочетания невозможно. Отметим, что китайский язык почти не имеет прямых заимствований, однако широко пользуется семантическими заимствованиями, образуя кальки [Иванов А.И., 1930; Гао Мин-кай, 1957; Драгунов А.А., 1952].

К изолирующим языкам также относятся языки лоло-бирманской группы (языки бирманский, лису, лаху, наси, тангутский и др.) группы тибето-бирманских языков, выделяемой в составе китайско-тибетских языков [Benedict P.К., 1972].

Ещё один язык изолирующего типа – бирманский язык с диалектами: северным, центральным, тавойским, араканским – принадлежит к тибето-бирманским языкам, входящим в китайско-тибетскую семью. Количество возможных в языке слогов весьма ограничено. В бирманском языке имеются три тона. Сложные слова образуются с помощью словосложения [Маун Маун Ньун, 1963].

Изолирующий язык – лаосский (лаотянский) язык, язык лао распространён в Лаосе, на северо-востоке Таиланда, на юго-востоке Китая, в Камбодже, ДРВ, Бирме. Относится к тайской группе китайско-тибетской семьи языков [Морев Л.Н., 1972].

АВСТРОАЗИАТСКАЯ СЕМЬЯ ЯЗЫКОВ. К хоабиньско-бакшонскому кругу археологических культур восходят вьет-мыонгские языки – тоновые изолирующие слоговые. По данным глоттохронологии, прото-вьет-мыонгский язык выделился свыше 4000 лет назад, разделение его на ветви вьет-мыонг и поонг-тьыт произошло 1500 – 2000 лет назад.

Вьет-мыонгские языки образуют группу в мон-кхмерской ветви австроазиатских языков. Распространены во Вьетнаме, на востоке Лаоса, в Камбодже, Таиланде и Китае (район провинции Гуанси). Включает языки: вьетнамский, мыонг, тьыт и др. Вьет-мыонгские языки делятся на две подгруппы. Северо-восточная подгруппа включает: 1) вьетнамский; 2) мыонг (север Вьетнама), включая нгуон (провинция Куангбинь, Вьетнам) и мон и тхо (провинция Нгеан, Вьетнам); 3) куой (провинция Нгеан). Юго-западная подгруппа включает языки: 1) арем (провинция Куангбинь, Вьетнам); 2) тьыт (провинция Куангбинь), саланг (провинция Кхаммуан, Лаос); 3) малиенг; 4) ахеу (Лаос, Таиланд); 5) поонг (Вьетнам, Лаос). Языки юго-западной подгруппы сохранили древнюю австроазиатскую лексику [Соколовская Н.К., 1978; Соколовская Н.К., 1987].

Изолирующий язык – вьетнамский язык, язык вьетнамцев, живущих во Вьетнаме, Камбодже, Таиланде и Лаосе. Относится к вьет-мыонгской ветви австроазиатской семьи языков. Исторический процесс развития вьетнамского языка делится на 5 периодов: 1) древневьетнамский (с древнейших времён до 110 до н.э., т. е. до первого китайского завоевания); 2) китайского господства (с 111 до н.э. и до установления национальной независимости в 10 в.), когда сосуществовали китайский язык и вьетнамский язык; 3) средневьетнамский (8 – 15 вв.); 4) нововьетнамский период (15 – 18 вв.); 5) период формирования общенационального литературного языка (с начала 19 в.). Слог совпадает с морфемой. Синтаксические отношения выражаются твёрдым порядком слов, служебными словами и интонацией [Вьетнамский язык, 1960; Мхитарян Т.Т., 1959].

Отделение языка мыонг от вьетнамского датируется 8 – 10 вв. Народ мыонг является третьим по численности во Вьетнаме (после вьетнамцев и тайцев) и проживает в северной части Вьетнама в провинциях Нгиало, Виньфу, Хатай, Хоабинь, Ниньбинь, Тханьхоа, Нгеан и Куангбинь. Типологически мыонг принадлежит к тоновым слоговым изолирующим языкам и имеет систему из пяти тонов [Соколовская Н.К., 1979; Язык мыонг, 1987].

АВСТРОАЗИАТСКАЯ СЕМЬЯ ЯЗЫКОВ. Австронезийские языки распространены в Юго-Восточной и Южной Азии и на ряде островов Индийского океана. По современным представлениям, расселение древних австронезийцев с прародины, располагавшейся на Тайване или в соседних районах материкового Китая, началось не позднее начала 4-го тысячелетия до н.э.

* * *

Вывод: в гоминидные языки Азии входят изолирующие языки трёх семей – сино-тибетской, австроазиатской и австронезийской, – сформированные носителями галечных культур ранее 4-го тыс. до н.э., т.е. местными видами палеоантропов монголоидной расы.

1.2. Африканские языки древнейшего периода

Целый ряд языковых особенностей, общих для большого числа африканских языков и редких или отсутствующих за пределами Африки, позволяет считать этот континент самостоятельным языковым ареалом. К таким особенностям относятся тоны, системы именной классификации и глагольная деривация.

К собственно африканским языкам автохтонных племён относятся две семьи – нигеро-конголезская семья и семья щелкающих языков (бушменская).

Слоги обычно открытые, т.е. оканчиваются только на гласные. Типичны начальные сочетания «носовой согласный + звонкий смычный», такие как mb- и nd-. Распространены в африканских языках и редко встречаются за пределами Африки щёлкающие согласные, лабиовелярные согласные, для которых характерна двойная – губная и заднеязычная – смычка (kp и gb), и имплозивные смычные, сопровождающиеся не выталкиванием воздушной струи из ротовой полости, а её втягиванием.

Тональные системы обычно включают два или три значимых регистра (высотных уровня), в отличие от таких языков, как китайский, где используются контурные тоны (восходящий, нисходящий и др.). Многие суданские языки пользуются музыкальными тонами, как китайский. Наблюдаются любопытные схождения с кавказской фонетикой 5: согласные с гортанным взрывом (ε), губным округлением, разновидности l (вроде тл, дл) и т.д.

НИГЕРО-КОРДОФАНСКАЯ СЕМЬЯ ЯЗЫКОВ. К африканским языкам изолирующего строя относятся ква языки (гвинейские), распространённые на востоке Берега Слоновой Кости, на юге Ганы, в Того, Дагомее и юго-западной части Нигерии. Составляют подсемью нигеро-кордофанской языковой семьи (распространённую в горах Нубии, провинция Кордофан Республики Судан). Включают языковые группы – кру, лагунную, акан, га, адангме и языки – эве, йоруба, нупе, бини, ибо, и джо. Большую роль играют тоны, выполняют словоразличительную роль. Большинство корней односложны [Hintze U., 1959; Westermann D., 1970]. Язык народа эве распространён на юго-востоке Ганы, на юге Того и Бенина (Дагомеи), подразделяется на три группы диалектов: западная группа анло (авуна) и т.н. «внутренние» диалекты; центральная группа – уатьи, адья, ген; восточная группа – гун, фон, махи. Есть фонологическое противопоставление тонов [Westermann D., 1954; Ansre G., 1961].

К подгруппе ква гвинейской группы языков относится изолирующий язык народа йоруба. Он распространён в западном и юго-западном районах Нигерии, в некоторых областях Дагомеи, в восточных районах Того. Преобладают односложные и двусложные слова. Выделяются высокий, низкий и средний тона. Имеются скользящие (восходящий и нисходящий) тона. Тон имеет семантическое значение. Грамматический род и склонение имён существительных отсутствуют. В глаголе нет показателей лица, числа, залога [Яковлева В.К., 1963; Gaye J.A., 1951].

ЩЁЛКАЮЩИЕ ЯЗЫКИ. «Щёлкающие» звуки используются аналогично обычным согласным и нигде в мире, кроме Африки, не встречаются. Эта семья подразделяется на три подсемьи: койсанскую (самая большая, распространена в ЮАР), сандаве и хатса (распространены в Танзании). Койсанская семья распадается на три группы: северную, центральную и южную. На койсанских языках говорят бушмены и готтентоты. Готтентотские языки принадлежат к центральной группе койсанской семьи.

Бушменские языки – языки бушменов, коренного населения Южной и Восточной Африки. Названия многих рек и гор в Южной Африке восходят к бушменским языкам и указывают на прежнее расселение бушменов. Число говорящих на бушменских языках около 15 тыс. чел. Изучены группы: 1) кунг с диалектом ауэн; 2) конг, или магонг, с двумя диалектами намани и ауни; 3) кхомани, или нусан, и родственный ему язык батва. Особо стоит язык хадза (Танзания). Характерная черта бушменских языков – щёлкающие звуки. Большинство основ односложно. Глагольные и именные основы не различаются. Грамматический род отсутствует. Числительные – только «один», «два», далее для обозначения количества употребляется «много». Глагол не имеет показателей ни времени, ни вида, ни наклонения и отличается от имени тем, что вводится формантом ba, указывающим на действие [Ольдерогге Д.А., 1954].

* * *

Вывод: в гоминидные языки Африки входят изолирующие языки двух семей – нигеро-кордофанской и щёлкающей, – сформированные местным видом палеоантропов негроидной расы ранее 5-го тыс. до н.э.

1.3. Выводы

Из сказанного выше можем сделать следующие выводы:

  1. Максимальную древность языка следует считать равной максимальной древности археологических культур, созданных человеком (2 – 1 млн. лет назад; культура галек).
  2. Наблюдается следующая корреляция между языком, определённой стадией антропогенеза и соответствующей ей археологической культурой: стадийность развития языка повторяет стадийность антропогенеза и стадийность археологических культур.
  3. Распространение гоминидного языка связано с территориями Южной Африки, Южной Азии, Южной Европы и центральных и южных областей Русской равнины с той лишь разницей, что эта стадия развития языка в разных регионах была преодолена в разное время.
  4. Гоминидные языки служат субстратом для образования языков следующей стадии точно так же, как галечные культуры служат основой для образования культуры следующей стадии – шелльской.
  5. Гоминидные языки сохранились в наиболее отсталых (с точки зрения антропогенеза) регионах планеты, в которых до недавнего времени существовали галечные культуры – Юго-Восточная Азия и Южная Африка.
  6. Между гоминидными языками Юго-Восточной Азии и Южной Африки не наблюдается родства, что говорит о взаимной изолированности этих регионов и о самостоятельных процессах проходящего на их территории антропогенеза.
  7. Изолированность носителей гоминидных языков (особенно в горных районах) свидетельствует о самостоятельном развитии этих языков. Вхождение их в состав более значительных по объёму языковых семей обусловлено поздними процессами заимствования и этнических смешений.

1 Синонимы – «олдовайская культура», «дошелльская культура».

2 Один из четырёх основных типов языков по морфологической классификации языков.

3 Анимизм – самая ранняя «дикарская» религия [БСЭ].

4 Здесь, видимо, имеются в виду отголоски влияния на примитивный китайский язык со стороны индоевропейского суперстрата переселенцев на территории современного Китая племён археологической культуры крашеной керамики (6 – 3-е тыс. до н.э.). Эти племена впоследствии были истреблены или ассимилированы китайцами, но некоторые слова и термины остались в китайском языке и именно они свидетельствуют о возможном более высоком уровне развития китайского языка в древности. В любом случае сам факт деградации китайского языка говорит только о том, что некоторое просвещающее воздействие кончилось, и оставшийся без такой поддержки язык (и народ) начал дичать.

5 Схождение вызвано некоторой общностью фазы антропогенеза – и негроиды, и кавказоиды являются представителями финальной стадии развития палеоантропа.


Ссылки по теме: