№1 [141]
00`00``01.01.2015 [Σ=1]
ЖУРНАЛ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ - «ОРГАНИЗМИКА»
Organizmica.org/.com/.net/.ru
НОВАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ОРГАНИЗМИКА

История

Академия фундаментальных наук

Сказки из библиотеки Ивана Грозного

Андрей Александрович Тюняев, президент Академии фундаментальных наук, член Союза писателей России, 01.01.2015 г.

Подписка на журнал «Organizmica» в каталогах:
«Роспечать» - 82846; «Пресса России» - 39245

Публикации:

Содержание:

Снегурочка1

Как дочь царицы ЛадаМарена – в годы свои зрелые вошла, так и к старости стала готовиться. Детишки её по землям Русским разъехались – свои роды заложили.

Вот и Мороз, сынок Велеса могучего, срубил себе избу знатную посреди леса дремучего. Снегом пушистым обнёс её со всех сторон. Да и остался в избушке бобылём жить-поживать.

Летом Мороз в избе отсиживался. А на зиму в хоромы Кощеевы, к матери Марене, наезжал. Она жатву свою усопшими собирала, а Мороз помогал ей: воды морозил, да реки сковывал, хвори всякие прогонял, да ёлочки в лесу за колючки пощипывал.

И так из века в век повторялось.

И всё бы хорошо было. Только детишек у Мороза не было. А хотелось Морозушке веточку от себя отпустить.

Вот как-то раз по первому снежку наведался Мороз к Марене в терем столичный. С дороги ветчины мороженой отведал, да холодцом закусил.

Сидят они у окошка, на улицу поглядывают.

А там детишки тешатся да первому морозцу радуются. А морозец ещё слабенький – снег холодным удержать не может. Вот детишки и катают комы снежные, лепят из них баб да снеговиков – себе на потеху, а Марене да Морозу к разуменью.

Смекнула Марена, да и говорит сынку своему бездетному:

– Давай-ка, Морозко, на улицу выйдем, да снежных комков накатаем. И слепим себе дитя снежное. Я уж супружника своего, Кощеюшку, уговорю времечка для неё отпустить. Я и сестрицу свою, Живу, упрошу – пусть в снеговичка чуток тепла человеческого вдохнёт.

Вышли Мороз с Мареной на улицу. Принялись лепить из снегу. Скатали тулово. Ручки и ножки приделали. Сверху головку приладили. Носик пуговкой вылепили. Глаза из двух бусинок сделали.

Смотрят на своё творенье – любуются. Живу поджидают – зайти обещала.

Вот пришла Жива. Губами своими алыми снеговичка коснулась. Сказала: «Вот вам Снегурочка». И ушла восвояси.

А девочка снеговая тут же ожила. Глазками своими синими хлопает, да на Мороза с Мореной посматривает. Ать, и уже пошла потихоньку. К родителям своим нерожавшим потопала.

Взяли Мороз с Мареной дитятко, да в терем деточку унесли. А там со Снегурочки весь снег отвалился, как скорлупа с яичка. И на руках у Маренушки уже и в самом деле живая девочка оказалась.

– Ах, ты, моя Снегурушка дорогая! – проговаривает Марена, дитя желанное и нежданное обнимает.

Растёт Снегурочка не по дням – по часам: и что день, то всё краше становится. Марена и Мороз не нарадуются на неё. И весело пошло у них в дому. Девицы с села гостюют безвыходно. Словно куколку, забавляют и убирают бабушкину внучку, Морозову дочку. Разговаривают с нею. Песни поют русские. Играют со Снегурочкой во всякие игры.

Вот так и научили всему, как что у них ведётся. А Снегурочка такая смыслёная: всё примечает и вмиг перенимает.

И стала она за зиму точно девочка лет тринадцати: всё разумеет, обо всём говорит. И таким сладким голосом, что заслушаешься. И такая она добрая, послушная и ко всем приветливая.

А собою она – беленькая, как снег. Глазки что незабудочки. Коса светло-русая до самого пояса. Одного румянцу нет вовсе, словно живой кровинки нету в теле...

Да и без того она такая пригожая и хорошая, что загляденье!

Все не могут налюбоваться Снегурочкой. А Марена и Мороз души в ней не чают.

– Вот, Мороз! – говорит Марена сыну своему холодному. – Какая мне внучка, а тебе дочурка получилась!

Тем временем воробьи чирикать начали, да синички капель передразнивать принялись. Поняла Марена, что зима отступает. Да, и Морозко стал назад в свою избушку летнюю собираться: погостил – хватит. Своих дел, поди, накопилось.

Пока собирался, солнце в небе по-весеннему яриться стало. Землю прогревает – проснуться призывает. Тут на прогалинах мурава зазеленела. Жаворонок в небе пением своим захвалился.

И вот уже красные девицы собрались в хоровод под селом. Водят его и поют:

– Весна-красна! На чём пришла, на чём приехала?..

– На сошечке, на бороночке!

Поют девицы – веселятся. Скорое время свадеб поджидают, да на суженных своих гадают.

Только Снегурочка что-то заскучала. На яркое солнце выходить не спешит. Так в тенёчке и держится.

– Здорова ли ты, Снегурушка? – говорит ей Мороз. – Не больна ли ты, милая? Почему ж ты не весела? Почему совсем с личика спала?

– Не печалься, батюшка, здоровая я, – отвечает Снегурочка.

Мороз тут Марену в ответные гости позвал, а сам засобирался. Да, к середине весны уехал. Обещал к осени вернуться. А Снегурочка осталась с бабушкой Мареной.

Вот и последний снег согнала весна своими красными днями. Зацвели сады и луга, запел соловей и всякая другая птица. Стало кругом живо и весело.

А Снегурочка, сердечная, ещё пуще скучать стала. Дичится подружек. Прячется от солнышка в тень, словно ландыш под деревцем. У ключа студёного под зеленой ивушкой присела, да на водицу проточную любуется.

Всё бы Снегурочке тень да холодок. А то и частый дождичек – тогда она и веселей становится.

А однажды надвинулась туча чёрная да посыпала землю градом частым. Снегурочка ему так обрадовалась, как иная жемчугу перекатному радуется.

Но солнышко опять выглянуло, град припекло, он и взялся водою. Снегурочка поплакалась по нём так сильно, как будто сама хотела разлиться слезами.

Так и весне конец пришёл.

Приспел праздник знатный – Купало. Солнышко на самую крышу небесную забираться стало. От этого дни растянулись длинной в сутки, а ночи – короткими, с шажок воробьиный, сделались.

Девицы с села собрались на гулянье в рощу. Зашли за Снегурочкой и пристали к ней – с собой зовут.

– Пойдём, Снегурушка, в рощицу. Пойдём, милая, хороводы водить. Пойдём женихов выбирать.

Снегурочка долго отнекивалась. Да уговорили её девицы – пошла с ними.

И чуть повеселела она на празднике. Хороводы водила. Танцы танцевала. Играми забавлялась. Да женишка стала себе присматривать.

А когда солнышко закатилось, девицы костёр наложили. Зажгли его и все в венках гадательных через него прыгать принялись.

Встали в ряд одна за другою, и – через костёр. А Снегурочку позади всех поставили.

– Смотри же, – говорят. – Как мы побежим, и ты также беги следом за нами. Не отставай!

И вот они песенку затянули, да и принялись скакать через огонь. Прыгают – веселятся.

И Снегурочка вслед за ними прыгнула2.

Только коснулась она пламени – так в пар и превратилась.

Оглянулись девицы, а её уже и след простыл.

– Верно, спряталась от нас! – догадалась одна девица.

Встали они и разбежались по рощице – Снегурочку искать. Кликали, аукали – она не отзывается.

– Видно, домой убежала! – догадалась другая девица.

Побежали домой – а и там Снегурочки нет.

Искали её на другой день. Искали на третий. Исходили всю рощу – кустик за кустик, дерево за дерево. Снегурочки нет нигде, да и след её пропал.

Пришла осень. Листья с деревьев сниматься начали. Как только день с ночью сравнялись, так под утро и Мороз прибыл. Смотрит, а Снегурочки в тереме нет.

Пошёл в село и о ней стал расспрашивать.

Рассказали ему девицы, что пропала она в рощице – совсем безызвестно.

А Мороз пошёл доченьку разыскивать. Пришёл в рощу. Кличет, зовёт, словно кукушка горемычная:

– Ау, ау, Снегурушка! Ау, ау, голубушка!..

А она не откликается.

Только вдруг снежок пошёл. А из каждой снежинки родной душой повеяло.


1 По русской народной сказке «Снегурочка». Сравните также со сказкой Г.Х. Андерсена «Снеговик» и сказкой В.И. Даля «Девочка Снегурочка».

2 Сравните финал со сказкой Г. Х. Андерсена «Стойкий оловянный солдатик»: «Вдруг дверь в комнате распахнулась, ветер подхватил танцовщицу, и она, как сильфида, порхнула прямо в печку к оловянному солдатику, вспыхнула разом, и – конец! А оловянный солдатик растаял и сплавился в комочек. На другой день горничная выбирала из печки золу и нашла его в виде маленького оловянного сердечка; от танцовщицы же осталась одна розетка».