№4 [132]
00`00``01.04.2014 [Σ=4]
ЖУРНАЛ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ - «ОРГАНИЗМИКА»
Organizmica.org/.com/.net/.ru
НОВАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ОРГАНИЗМИКА

Организмика

Академия фундаментальных наук

Битва за Мировой Престол
(Евангелие от Ярилы)

Андрей Александрович Тюняев,
лауреат Литературных премий им. А.П. Чехова, им. М.Ю. Лермонтова, международных конкурсов «Я расту!», 30.04.2014 г.

Подписка на журнал «Organizmica» в каталогах:
«Роспечать» - 82846; «Пресса России» - 39245

Полное название:
Тюняев Андрей Александрович. Битва за Мировой Престол (Евангелие от Ярилы). Роман. – М.: Белые альвы, 2014. – С. 575: ил. ISBN 978-5-91464-104.
Аннотация
Эта книга – о самом главном, о самом скрытном, о том, что остаётся невидимым, будучи у всех на виду. Прочитанное навсегда изменит ваше отношение к привычным для вас символам жизни. Прежде, чем погружаться в реальность этого романа, подумайте, готовы ли вы к этому, или вам ещё нужно несколько жизней повременить с этим. Вы удивитесь тому, какой на самом деле является реальность, окружающая нас. Некоторые персонажи из романа вас будут уверять, что все факты в книге изложены неправильно. А вы сможете легко проверить каждый из них. И убедиться в обратном. Книга представляет интерес для монархов, царей, президентов, глав правительств и конфессий, духовников, директоров разведок. Научная дисциплина – формирование реальности.
Публикации о романе:
Марина Ветрова. Почему Путин сравнил Крым с Храмовой горой. Газета «Президент», 5 декабря 2014 г.
Марина Ветрова. Секретные знания: кем и зачем развязана война на Украине? Газета «Президент». 30 октября 2014 г.
Марина Ветрова. Почему принца Джорджа любит вся Великобритания. maxpark.com. 26.10.2014 г.
Марина Ветрова. Почему принц Чарльз стал убивать белок. maxpark.com. 24.10.2014 г.
Марина Ветрова. Первый художественный роман о британском принце Джорже выпущен в России. via-midgard.info. 20.10.2014 г.
Светлана Ветрова. Выходит первый художественный роман Андрея Тюняева. Газета «Президент». – Апрель. № 1 (315). 2014.
Купить:
Интернет-магазин издательства «Белые Альвы»Московский Дом КнигиБиблио-ГлобусМагазин «Москва»

Содержание

Пролог
Глава 1
Тюремные новости
Блуд под сенью короны
Смертельная ДНК
Принц – индиец
Команда «X»
Колено Дракулы
Глоток света
Есть план!
Любящая тюльпаны
Два слова о вампирах
Зови меня Гагой!
Покусанный мяч
Незамыкаемый
Ворона с патроном
Флакончик для грааля
Застывшее время
Под взмахами крыльев
Украшатели берёз
Королева красоты
Глава 2
Глобальный прогноз
Первые шаги к высоте
Королевский Иван
Похожий на чёрта
Изнанка вселенной
Секретные роды
Орден Дракона
Привычка блудить
Северная точка
Допуск к телу
Ищем таланты
Нечаянно к чаю
Скрытое крещение
Остерегайтесь Руф
Зацепиться за Цепеша
Глава 3
Индийский приём
Первая могила Христа
Писучий самоубийца
Везде Сатана
Заботливый случай
Не чувствуя границ
Две комнаты на одного
Вторая могила Христа
Возвращение в рай
Лунное войско
Каменщик
Колено Магомеда
Узкий переход
Не 12, а 13
Японский хадж
Раввинское мастерство
Третья могила Христа
Колено Авраама
Айны христиане
Глава 4
Ужгородский чёрт
Всесветские выборы
Качество подарков
С Исламом об исламе
Всё воинство Али
Получи козла!
Блудливые гены
Разгрызть гранит
Подлый приём
Письмо с того света
Обезьяний раж
Первый папа на Земле
Свобода выбора
Учёт недочётов
Индийский упор
Королевский наркокартель
Глава 5
Мекленбурги
От Кеппел до Камиллы
Монгольское прошлое немцев
Шаровой инспектор
Две русские линии
Блеф за Камиллу
Близнецы-братья
Претензии Чарльза
Нисхождение к Рюрику
Французская ссылка
Многоколенное дитя
Глава 6
Причины вампиризма
Армагеддон Тамерлана
Число зверя 666
Мумии Тарима
Тимур сын волка
Звезда Александра
Колено Христа
Мессия Тамерлан
Нужное Евангелие
Одинаковые сказки
1952 год
Вскрыватели могил
Четвёртая могила Христа
Каменщики Индии
Лепила
Глава 7
Недолюбленный масон
Почти что как месяц
Из мессий в пророки
Правильные родители
Мера эры
Секретный Рейх
От Дракулы к Костроме
Королевские уши
Мальтийские страданья
Не тот поклон
Лично экономичен
Ватикан в Кунцево
В дозор с ранних пор
Глава 8
13-е колено
Рожон для Франциска
Невско-Македонская ось
И вторые стали первыми
Зима как оружие
Духовная, но война
Всё те же присказки
Похитители орехов
Чудный бурят
Закалённые в концлагерях
Из перпендикуляра во кресты
Грузинский пасынок
Мамай и Куликово поле
Багратионы и Давид
Трещина в Церкви
Глава 9
В осином гнезде
Число человека 715
Дети Христа
Азбука хана Узбека
Древний символ
Очередной Рим
Два всадника
Дочь Христа
Броня для младенца
Всё дело в ключнике
От Гизы к Инду
Индийская инспекция Чарльза
Волк, кусающий хвост
Март Февраль
Иго бородатых
Потомок Путятина
Ордена и орды
Глава 10
Колики католиков
Поход Афанасия
Последний из орденов
Верхушками гор
Между зверем и человеком
Кольский кол
От 13 до 12
Тонкости родословной
Нетрадиционная Традиция
Никон не закон
Унижение Чарльза
Два Египта
С ламами на ломаном исламском
В целях целибата
Подмога Магомету
Рождественское фото
Красная Поляна
Щит для защиты
Эпилог
Глава 11
Две берёзы

«Сначала Вас игнорируют, потом смеются над Вами, потом борются с Вами, а потом Вы побеждаете»
М. Ганди

«Се примѣр земным владыкам! Блаженна та страна, гдѣ Царь владѣет и сердцами народа и своим собственным»
Живописец, 1772 г.

«В политике ничего не происходит случайно. Если что-то случилось, то так было задумано»
Франклин Делано Рузвельт

«Своя рука – владыка»
русская пословица

«В этой книге истинным является только то, что является истинным»
автор

«Седалищ много – сиденье одно»
автор

«Вы пишете на бумаге, которая всё стерпит, я же, бедная императрица, – на коже человеческой, столь чувствительной и болезненной»
Екатерина Вторая в письме Д. Дидро

От автора

Автор выражает глубокую благодарность правительствам и спецслужбам ведущих стран мира за подготовку материалов для данной книги. Книга основана на реальных событиях. Все имена в книге вымышленные, любое совпадение – случайно.

Пролог

Тошнило неимоверно. И вместе с тем чувство скорого разрешения пульсировало в височных артериях Кейт. «Да, когда уже?!» – нервничала герцогиня.

Маленький принц, ещё не научившийся дышать настоящим английским воздухом, уже откровенно проявлял свой рыжеволосый садизм. Он изощрённо колотил в живот улыбчивую мать, а та в такт ударам отсчитывала мученические мгновения, оставшиеся до родов.

В редкие моменты спокойствия огненного демона герцогиня рассматривала и поглаживала свой живот: он всё равно шевелился. Кейт была абсолютно уверена, что роль в фильме «Чужой» должна была достаться ей. В таком состоянии герцогиня сыграла бы её без грима и с полным уровнем достоверности.

Она, конечно, не представляла себе, как именно это существо, находящееся сейчас внутри неё, будет покидать свою девятимесячную обитель. Но пока герцогиня размышляла над этим и рисовала себе самые красочные, кровавые и захватывающие сцены такого появления, прибыл королевский автомобиль. Кейт погрузили на диван, осторожно, как круглый аквариум с водой и рыбками, и всю дорогу герцогиня старалась не расплескаться.

Наконец, всё в то же самое, очень долгое утро беременная герцогиня Кембриджская в сопровождении своего странноватого вида супруга принца Уильяма была доставлена к месту освобождения. Спокойное снаружи, внутри это «осиное гнездо» вечно жужжало. Оно предусмотрительно было расположено в самом центре Лондона и надёжно защищёно со всех сторон от любого нежелательного проникновения. Здесь женщина собиралась предъявить миру своего «инопланетного хищника».

Больница Святой Марии в Лондоне была знаменита уже тем, что в её стенах одна виртуозная лазутчица в британскую власть, принцесса Диана, ценой собственной жизни умудрилась всё-таки закрепить очень близко от королевского трона своих отпрысков – принцев Уильяма и Гарри. Расчётливая мать, она умело манипулировала британцами, но одновременно не забывала братьев по крови, которым, походя, и отдавалась. Но на любую старуху бывает проруха. Случилась она и на Диану. Её классически отправили в гроб. Остались лишь сплетни и в качестве последнего слова несколько пафосных магнитофонных записей.

Тем не менее, Уильям стал вторым в очереди на английский престол, а существо, которое пока ещё находилось в чреве герцогини Кембриджской, ещё ни разу не пискнув, уже расположилось третьим в той же самой очереди на престол.

Герцогиня Кейт прибыла в больницу в 5:30 утра и теперь она задумчиво смотрела на приготовленный скальпель. В её голове непрерывно звучал только один вопрос: «Зачем им это?». Если бы она знала ответ, то уже никогда не обрадовалась бы этому…

* * *

Огромный чёрный грач неизвестного возраста, как заправский цыган с полными наборами колец на обеих лапах, с самого восхода занял выгодную позицию на королевской антенне. Он сидел и раздумывал: нагадить ему на шляпку принцессе или попробовать попасть на плешивую лысину ещё молодого принца? В силу специфического устройства организма птиц, попытка у этого старого бомбардира была всего одна – как только он взлетит со своего «аэродрома», «бомболюк» автоматически опорожнится. И никакой перезарядки уже не будет.

Прицелившись, грач взмахнул крыльями и выкрикнул: «Кар!» Он отсчитал в уме четыре секунды и выкрикнул ещё раз: «Кар!». После второго сигнала шмоток биологического материала, весьма похожего на сметану, пронёсся всего в трёх миллиметрах от шляпки герцогини и, как истинный смертник, молчаливо шмякнулся об асфальт.

– Не попал, – прокомментировал ситуацию кто-то из сопровождающих герцогиню. – А жаль. К богатству было бы!

Этот, казалось бы, ничего не значащий промах отзовётся в жизни королевского семейства самым неожиданным образом.

* * *

– Старый Кор! Ты промахнулся! Тебе больше нельзя доверять никакого управления даже столь судьбоносными событиями. Что ты там высиживал? Что ты выцеливал? Нельзя было поступить проще: подлетел, обгадил и убрался восвояси!

– Прости, Громовержец, старый я стал, – просто ответил грач и, словно на раскалённую печку, привычно уселся на огненное плечо рыжебородого великана.

Громовержец опрометчиво рассмеялся на столь неуклюжие оправдания птицы, и над Лондоном разыгралась гроза. Она раскатами грома побежала по крышам старого города, местами смяла кровельную жесть и растрескала непрочную черепицу. Несколько крупных молний лизнули своими электрическими языками кирпичные трубы королевского замка и по громоотводам уже совсем неядовитыми мокрицами скрылись в земле.

Задумчиво глядя на опускающееся из трубы камина облачко золы, прожившая столько много таких непростых лет королева Великобритании Елизавета Вторая поняла: сам Громовержец явился принять эти роды. Наступил решающий момент не только в её жизни, но в и судьбе всей британской короны. Она была готова. Но один вопрос по-прежнему мучил: всё ли правильно сделала она, выходя на этот финал?

* * *

В неописуемом волнении королева подошла к окну и посмотрела на небо. Там одна огромная туча зацепилась обвисшим пузом за шпиль старинной пожарной башни. Теперь она, как огромный цеппелин, висела на привязи, и ветру не хватало сил стащить её с этого прикола. Но ветер настойчиво упирался, и пот сыпался с него трудовыми каплями проливного дождя. Елизавета Вторая присмотрелась. В прогалах водяного пара, очень похожих на иллюминаторы какого-то воздушного судна, она заметила тех, кого и ожидала. Но не очень хотела видеть при рождении ЭТОГО своего внука. Ничего не страшащаяся королева теперь откровенно боялась.

На распростёршейся туче, оставаясь для большинства невидимыми, пировали боги. Только на дне рождении нового мессии Громовержец собирался весь сразу в одном месте. Здесь был и славянский Перун, и греческий Зевс, и скандинавский Тор, и семитский Георгий. Хотя это всё был один Великий Бог, после ветхозаветного крушения Вавилонской башни он разлетелся по миру множеством неразличимых молний. Туземцы дали им свои, непонятные имена, а англичане запомнили Громовержца под именем Тюндерер.

Каждый раз, воссоединяясь воедино, Громовержец ждал, что в установленный день родится мессия, и он, Бог, навсегда останется целым и больше никогда не распадётся на части. Но для этого должен родиться СЫН. Тюндерер ждал его появления, нервно поигрывая молниями – пугая лондонцев непонятными небесными знаками.

Здесь же находилась богиня Майя1. Англичане называют её девой Марией, а некоторые Марией Магдалиной. Богиня лишь на миг покинула свою вековую усыпальницу в Золотых горах – чтобы дать королевской роженице приют в своём лондонском храме.

Ещё двое присутствовали на этом спектакле появления новой жизни. На ту же тучу, встретить рождение своего племянника, прилетела чета великих серпухов2 – дракон Велес3, покровитель времени, и змея Яга4, великая роженица. Немногие уже из англичан помнят их под старыми именами. Но с завидным упорством чтящая традиции нация нарекает их именами своих царей – дракон Уильям5 и змея Кейт6.

У каждого из них были свои взгляды на развитие событий. Английский принц Уильям, названный в честь дракона Велеса, должен был дать миру нового МЕССИЮ. Мальчика чистых кровей, настоящего русского рода. Змея Яга-Кейт ждала от своей земной тёзки рождения девочки – продолжательницы рода туземцев по линии змея Езуса7. Кто-то из этих двух великих серпухов – принца Уильяма и неизвестного пока Езуса – был отцом выходящего на свет ребёнка…

Ровно через месяц после дня летнего солнцестояния, 22 июля 2013 года, в Лондоне, в 16:24 по лондонскому времени, или в 19:24 – по московскому, супруга принца Уильяма Кейт родила наследника британской короны. Принц Уильям, присутствовавший при родах, довольно улыбнулся при виде мальчика. Громовержец тоже взглянул на ребёнка и вынес свой вердикт:

– Пусть живёт! Пока…

Дракон Велес на невидимых огромных крыльях спустился ближе к ребёнку. Он долго всматривался в то место, где располагалось мужское достоинство маленького принца. Непонятно, что он там высматривал, но вот, наконец, дракон убедился, что это мальчик, и остался неописуемо довольным. Появился шанс. Шанс того, что ребёнок – это законный мессия из русского рода.

Змея Яга, поняв всё по довольному виду Велеса, совершенно без какой-либо надежды сползла к тому же ребёнку и опечалилась. Ей хватило одного взгляда, чтобы понять: «Это не девочка. Езус плохо старался. Или, может, заветная девочка должна родиться не здесь?» Яга ждала свою продолжательницу рода, и этот ребёнок являлся одной из попыток заполучить желаемую наследницу.

– Эндрю Тюндер, – обратился Громовержец ко мне. – Покажи младенцу свѣтъ8 и мiръ9.

Новорождённый принц лежал в своей обустроенной кроватке и внимательно смотрел на потолок. Там, оставаясь для всех остальных невидимым, находился я.

– Ну, что, принц? – с улыбкой обратился я к наследнику британской короны. – Давайте посмотрим ваши владения? Я вас представлю всем вашим родственникам. Заодно и определимся – кто вы на самом деле.

Боги удалились, а небесный глашатай рупорами международных информационных агентств донёс их волю до каждого жителя планеты:

– По сообщению Кенсингтонского дворца, герцогиня Кембриджская благополучно родила сына в 16 часов 24 минуты. Вес первенца – 3 килограмма 800 грамм.

…Когда принц вырос, он шепнул мне незаметно, что помнит меня, и всегда только самым близким говорил, что видел меня, и мы действительно летали…

Глава 1

Тюремные новости

Женя тупо, но настойчиво тыкал карточкой в банкомат. Только что на его глазах неизвестный, совершенно никого не стесняясь, отправил на тот свет старого и заслуженного пенсионера Льва Яковлевича. Само по себе убийство – уже тяжелейшее зрелище. Но когда на тебя попадают брызгами кусочки разлетевшегося мозга и, противно цепляясь за твою невинную жизнь, превращаются в кровавые потёки, твоё сознание начинает стекать соответственно.

Чуть ранее события развивались так. Столкнувшись со Львом Яковлевичем около подъезда эпохальной московской пятиэтажки, Женя нашёл всё-таки повод разговориться с ним о какой-то ерунде. Он уже собрался было задать пенсионеру главный вопрос о свойствах лекарств, как из едва притормозившего тонированного «Ягуара» материализовался навороченный человечек в строгом английском плащике и лакированных туфельках. Он спланировал ко Льву Яковлевичу. Деловито и аккуратно предъявил воронёный Глок10. А затем приставил его к голове пенсионера и выстрелил.

Рамка из полимерного монокока дёрнулась, и пистолет послушно снова встал на автоматический предохранитель. Всё состоялось только один раз. Но этого хватило: черепная коробка, как детский конструктор, мгновенно разобралась на множество не соединяемых вновь деталей. Закончив с работой, даже не увидев ошарашенного Жени, убийца переместился в машину, и «Ягуар» неспешно, переваливаясь по дворовым ямам, как беременная утка, покатил так сказать прочь.

Естественно больше всего Женю поразило оружие, которое использовал убийца. Это был новенький австрийский аппарат с приделанным к нему удлинённым глушителем, полностью съевшим звук выстрела. Даже стоявший рядом Женя услышал всего лишь невнятное сопение пороховых газов вместо ожидаемого грохота или хотя бы хлопка. Да, и сам убийца производил впечатление весьма обеспеченного субъекта. Он действовал открыто и откровенно, и даже не пытался от кого-либо прятаться.

Убийца был киллером. Но кому пришло в голову нанимать такого, столь дорогого, судя по оружию, одежде и машине? Почему убийца действовал так нагло и открыто? Да, и зачем вообще было убивать пенсионера? Чем мог кому-то помешать этот немощный старик? Вопросов, естественно, было ещё много, и все они приводили Женю к одной мысли: это не простое убийство, здесь явно есть какие-то глубокие подводные течения.

Лев Яковлевич преподавал историю средних веков в университете, где учился и Женя. На сентябрь – ноябрь была запланирована очередная «городская» этнографическая экспедиция, и он намеривался принять в ней участие. «Экспедиция» – громко сказано, это был всего лишь специальный курсовой проект. Некоторые коллеги-преподаватели, совершенно не тушуясь, весьма косо посматривали на уважаемого Льва Яковлевича. Они утверждали, что эта экспедиция шла в разрез с учебным планом. Но непонятные силы отводили от пенсионера многочисленные «анонимки», давая ему возможность заниматься городской этнографией.

Вся «соль» этих исследований была сконцентрирована в том, чтобы собрать как можно больше разнообразного материала, приуроченного ко времени зимнего равноденствия. Студенты и преподаватель хотели доказать астрономическое происхождение религии. И именно в это совершенно не верили их верующие преподаватели.

* * *

Позже следопыты скучковались на тесной жилплощади Жени. Пасмурное небо сделало вечер тоскливым и унылым. Но за окном хотя бы каплям было, чем самостоятельно заняться. Они озорно ползали по стеклу наперегонки. Но почему-то всё время только вниз да вниз. А в квартире делать было нечего. Вообще нечего. Женя, вместо того чтобы занять гостей чем-нибудь ненужным, полуавтоматически водил пальцем по экрану коммуникатора и таким образом общался с этим «другом» человека.

– Витёк, смотри-ка! – удивился Женя. – Принц Чарльз, видимо, совсем с катушек съехал!

– А что там? – лениво ответил Витя и, чуть подумав, можно сказать, философски заметил: – Принцы, они часто съезжают. На то у них и катушки. Что удивляться?

– Да, не! Здесь вообще случай выдающийся, – уже крайне задумчиво выразился Женя. – Посуди сам: 6 ноября 2012 года принц Чарльз выступил с заявлением. Он изложил, что, мол, является родственником. И кому? Вампирам!

Витя, как ржавый паралитик, медленно повернулся в сторону Жени и смастерил внимательное лицо. Его всё ещё не интересовал этот английский принц. Но на слове «вампир» Витя почувствовал себя безнаказанно бессмертным:

– Вампирам?! Да, их же нет!

– Их – нет, а родственники, точнее, потомки – есть! – поёжился Женя. Он схватился за живот, показушно засмеялся и даже попытался покататься по полу. Но только вот падать было катастрофически лень.

– Так, что там за фигня? Дай прочту, – оказался около компьютера Витя. – Так… Принц Чарльз заявил о своём родстве с тем самым графом Дракулой. Во! У него, оказывается, по линии прапрабабушки родство идёт! И бабушка была вампиршей! Ого, как всё у них запущено…

Витя смотрел новости, ухмылялся, а временами и откровенно посмеивался. Но вдруг он задумчиво спросил:

– Слушай, Жека! А ведь странно, почему это принц даёт интервью по какому-то «Тюремному каналу»?

– Почему «тюремному»? – удивился Женя.

– Вот же в самой новости сказано: дал интервью телеканалу «Prison Planet», – ответил Витя. – Ты же сам знаешь, как переводится – что-то вроде «Планетная Тюрьма», или «Тюрьма планеты».

Действительно, название телеканала было странным. И в этом одном странном контексте интервью целого принца было уже второй странностью – не каждый день по телевизионным каналам с таким названием королевские или царские особы выступают, да ещё и всякие ужасы про своё вампирское прошлое излагают.

– Не знаю, – пожал плечами Женя, переместился на диван и напряг мозги.

– Ну, вот, – дальше стал читать новость Витя. – Румыны не упустили этого шокирующего признания, и теперь эта информация используется в рекламной брошюре, привлекающей британских туристов на открывшуюся лондонскую мировую ярмарку путешествий «World Travel Market». Да, и ролик с этим интервью стал тузом в рукаве Организации по национальному туризму Румынии.

Эти слова выдернули Женю из раздумий. Стало понятно, что принца просто используют в капиталистических отношениях – тупо в качестве модели. Но модели не простой, а модели – в костюме принца, царя, короля. Обычному человеку не под силу разобраться в тонкостях дворцовых обжиманий, но любая уклейка знает, что царь или даже принц не опустится рекламировать лажу.

– Улучшают показатели бизнеса в туристическом секторе страны, – прокомментировал Женя. Но такой стране, как Румыния, такие улучшения показателей были далеко не по рангу.

Блуд под сенью короны

Во многие века именно через женские юбки Маугли из туземных народов мокрицами пробирались к трону цивилизованного государства. Всегда находилась тихая стерва, для которой существование божественного рода было не важнее царапания гвоздя по стеклу. Зато для неё нигде в мире не существовало такого достойного холодильника, который мог бы, наконец, её сексуальный аппетит остудить распухшим на звероидных гормонах мясом – таким, например, как Маугли из известной детской книги. И тогда под короной поселялся блуд11. В английском смысле этого слова.

Многие цари из самых просвещённых держав поскользнулись на этой «арбузной корке» или на очень похожей на неё «банановой кожуре». И в результате им пришлось отрастить себе неуклюжие и позорные рога. После чего целые монархи, как маленькие непонятливые птички, продолжали растить быстро наглеющего кукушонка. Последнее, что видели в своей царской жизни обманутые похотливой супругой бравые воины, – это засранный зад того самого, но уже весьма подросшего кукушонка, самолично выталкивающего их из гнезда жизни.

С развитием генетики появилась возможность своевременно выявлять такие преступления. Теперь весь вопрос заключается только в том, как преподнести результаты случившегося разоблачения. Но и пресечь желание вынести сор из королевской или царской семьи никто не отменял. В результате количество кукушат, может, и снизилось бы, но ситуация развивалась парадоксальным образом. Боязнь публичного скандала встала на защиту не царства и короны, а того самого кукушонка. И по-прежнему то там, то сям, нет-нет, да и мелькнёт знакомая засранная жопа.

15 июня Лондон взорвался, мы бы сказали, сенсационной сенсацией: принц Уильям, внук королевы Елизаветы II, может стать первым британским монархом с индийскими корнями!

Кошка родила сто котят – вот сенсация. Собака укусила беззубым ртом – вот тоже сенсация. А то, что выгрузили журналисты на студенистые мозги англичан, – это, конечно же, сенсация, но она даже среди всех сенсаций слишком сенсационна.

Журналисты, тиражируя эту новость, мудро поспешили сразу же увести читателей по запасному пути прочь от объективно напрашивающихся объяснений. Работники пера настойчиво пережёвывали, что к такому выводу, мол, привёл исследователей анализ ДНК родственников принца. Который, то есть принц, на тот момент не просто разносил пыль по дворцовому паркету. Он занимал второе место в очереди наследников трона!

В погоне за уточнениями огромного числа уточнений большинству журналистов удалось мастерски замаскировать главное. А главное здесь то, что принц Уильям – уже индиец! Первый – не первый. Он уже индиец. Он не «может стать». Он уже стал им. Он родился индийцем. Его отец не был индийцем. А вот принц стал. Не иначе, как змей Езус ночью прокрался в облике волка-искусителя, или послал своего любимого помощника в облике какого-нибудь очередного местного Маугли или Али.

Но нам ли гадать, когда маститые профессора и академики в один голос объявили причину всех навалившихся на корону бед. Индийские гены «приплыли» Уильяму по линии Элизы Кюарк. Представьте себе, при почти бесконечном обилии слуг и служанок, роящихся плотными стаями верноподданнических мух вокруг сверкающей королевской британской казны, только теперь как-то выяснилось, что эта особа имела наполовину индийское происхождение и приходилась герцогу Кембриджскому Уильяму пра-пра-пра-прабабкой по материнской линии.

Ранее историки знали, что та самая Кюарк жила на западе Индии, но до сих пор все ошибочно считали её армянкой. Вот так вот выяснилось, что пути семитские на самом деле исповедимы. И эти женщины по-прежнему не прочь отворить двери Иерихона первому, постучавшему в них, захватчику. И не заботят их ни последующие руины родного города, ни кукушата в родном гнезде. Воистину полцарства за «коня» по имени Маугли.

Смертельная ДНК

Исследование королевской ДНК проводил доктор Джим Уилсон. Он уже долгое время работал экспертом Эдинбургского университета и генеалогической организации «BritainsDNA» и мог практически по запаху узнать почти каждую делецию в соответствующей хромосоме. А транслокации определял вообще с закрытыми глазами.

Когда Уилсон получил итоги тестов, он, словно африканский лев, сделал всего один «укус» – у принца Уильяма гаплогруппа R30b. Обычному человеку эта аббревиатура мало чего говорит, но для генетиков это буквально номер конкретной страны и номер конкретного народа. Принц Уильям – индус из штата Пенджаб. Но индус далеко не простой… Или, лучше сказать, не совсем обычный…

* * *

Они узнали об исследованиях доктора Уилсона вовремя. Публикации этих данных в английской, да и в мировой прессе допустить было нельзя. Уже вечером того же дня, когда Уилсон только сделал свой нежелательный вывод, в кабинете Ричарда Далтона собрались все офицеры:

– Мы не можем допустить распространения этих данных. Ночь вам на размышление, господа офицеры, а завтра в 9 часов я жду вас в этом же самом кабинете для принятия окончательного решения по «профессору».

Все торопливо разошлись. Ситуация была предельно ясной. Универсальный план для подобных ситуаций был разработан заранее. «Профессора» надо убрать вместе с его раскопанным никому не нужным и крайне опасным мусором. Оставалось только уточнить некоторые детали этой, в общем-то, не сложной операции и отдать приказ на её осуществление.

Но среди офицеров был чужой.

Где-то в самой глубине всё ещё средневекового Тель-Авива морщинистая и застрявшая в комсомоле бабушка из пока ещё не раскрытого индийского клана принца Уильяма бережно опускала вставную челюсть в приготовленный на ночь стакан. На тумбочке за стаканом в хронологическом порядке расположились четыре книги: Библия, Коран, Капитал и Майн Кампф. За ними покровительски возвышалась большая и старинная икона с изображением Иисуса.

Вся эта композиция из иконы, книг и стакана стала откровенно зловещей, когда в стакане оказалась плавающая челюсть. Бабушка Руф три раза тихонько скрипнула – она каждый вечер заново составляла этот натюрморт12 и всегда посмеивалась над тем, что в итоге получалось. Вдруг раздался звонок телефона. Тот самый чужой коротко простучал о состоянии дел и замолчал в ожидании указаний.

– Пришло наше время, – картаво с откровенно коммунистическим пафосом проскрипела бабушка. – Мы не можем допустить, чтобы кто-то помешал этому доктору. Натан, провентилируйте этот вопрос в правильном направлении.

На следующее утро, весьма рано, Натан проснулся с чувством того, что вчера на него снизошёл сам бог луны Сома. Офицер взял свою любимую винтовку «Галил/галатц» и через некоторое время занял прекрасную позицию напротив террасы Ричарда Далтона.

Ричард Далтон ревностно следил за своим телом. Он ни при каких условиях не пропускал утреннюю зарядку, для которой на его веранде было устроено всё необходимое. Ровно в 7:30 офицер открыл дверь и сделал несколько шагов навстречу солнцу. Он всегда начинал зарядку с глубокого вдоха и сильного потягивания.

Ричард поднял руки вверх, глубоко вдохнул… и услышал непонятный свист. Мужчина удивился. Стал искать источник этого свиста. И ещё более удивился, когда обнаружил его. Свист производил воздух, вырывающийся из аккуратного небольшого отверстия, проделанного весьма точным попаданием в его собственной груди…

Не спеша ретироваться, Натан сделал самое важное. Он сразу же позвонил той самой бабушке и коротко отчитался:

– Вентиляция установлена.

– Очень хорошо! Мы ждём доклада доктора Уилсона, – ответил скрипучий голос.

Принц – индиец

Принц – индиец! Одна сенсация уже была. Но доктор Уилсон ещё долго ковырялся в пробирках. Он привычно подносил их к свету и подсовывал под микроскоп. Даже хотел было попробовать на вкус! Но – нет, никаких других неевропейских корней, помимо индийских, у принца Уильяма он так и не обнаружил. Уилсон ещё долго мучил пробирки, хотя и найденного уже было более чем достаточно!

По слухам, злые языки тут же распустили сплетни, что принц Уильям, мол, сразу после объявления его индийцем так затосковал, что готов уже был пойти на крайние меры, чтобы только воссоединиться с любимыми Шерханом, Балу, Ка и самим Маугли. Но друзья успокоили будущего монарха, объяснив ему, что герои его детской книги уже давно умерли. На что принц, якобы, ответил: я всегда буду помнить своего великого Маугли. И взял себя в руки.

Вот так с шутками и прибаутками ситуация с индийскими корнями принца Уильяма многотонным катком проехалась по всей его многочисленной родне. Как раз с семитской её стороны. Жители Лондона ещё долго слышали, как стучат хвосты у некоторых высокопоставленных особ. Родственники принца откровенно плевали на этот проект – и все они организованно предоставили слюну для генетического исследования. А после того, как полученные и опубликованные результаты были приняты поражённым толерантностью британским обществом, родственники принца остались довольны неожиданным открытием.

Случилось то, что случилось. Англичане потеряли царский трон. На уровне ДНК выяснилось, что британцами правит настоящий еврей самого, что ни на есть индийского происхождения. Вчерашние оккупанты Индии сегодня гордо подставили свои белоснежные спины под удары плетей чернокожих индийских рабов. Как в паре двух гомосеков – стороны поменялись позициями. И как ветхозаветный Иерихон, британская честь пала, а пресловутая и всё перемалывающая политика победила человеческий долг перед будущим цивилизации.

Нововыявленный кагал принца Уильяма пришёл к заключению, что в результате своевременного объявления его индийцем нынешний герцог Кембриджский получит дополнительные симпатии самой многочисленной нации британского содружества – индийцев.

А учёные тем временем не унимались. В состоянии эйфории они уже высказывали конкретные предположения относительно самой Кюарк и тем самым реально творили новую историю старой Англии. По их мнению, именно из-за индийского происхождения Кюарк с ней мог расстаться шотландский купец Теодор Форбс – предок матери Уильяма, принцессы Дианы. Вот так, как бы косвенно и невзначай британцы проглотили очередную новостную пилюлю: получается, что и Диана тоже имела индийские корни, и она вовсе не была англичанкой!

– На самом деле, ситуация выглядит абсолютно не так, как её пытается представить королевская семья, – заносчиво кричал один журналист другому, обсуждая новость с коллегой через несколько занятых пьяными постояльцами столов в одном из лондонских пивных баров.

– Это почему же? – вернулся ему ответ.

– Во-первых, Индия ассоциируется с европеоидной расой, так же как и Армения, – принялся как-то неестественно трезво объяснять коллеге первый журналист. – Поэтому, когда учёные говорят, что Кюарк была неевропейкой, это значит, что она не была ни индуской, ни армянкой.

– А кем она могла быть, если её называют «азиаткой»? – вернулось ему в ответ.

– Это вопрос отдельный, и его не так сложно разрешить, – прокричал первый.

– Официант, ещё пива мне и моему товарищу, – понял ситуацию оппонент.

После того, как ловкий официант поставил перед крикуном свежую пинту пива, журналист сделал глоток и выждал, пока оставшаяся на его усах пена перестанет лопаться. После этого он сделал ещё глоток и крикнул:

– Бил! В пространстве от Западной Индии до Армении издревле обитали туземные народы австралоидной расы. Они, смешиваясь с европейцами, дали семитов, в ДНК которых их австралоидные гены теперь воспринимаются как неевропейские и азиатские.

– Мейсон! Ты можешь сказать конкретнее? – вернулся ему запрос.

– Для тебя, Бил, всё, что угодно! – хихикнул первый журналист и сделал несколько крупных глотков солнцеподобного напитка. – Скорее всего, предки принцессы Дианы относились к дравидам – туземцам Индии и в этом случае могли быть носителями гаплогруппы L с мутацией M20. Эта же гаплогруппа встречается и среди армян.

– Но ведь сказали же, что у неё гаплогруппа R30b! – вернулся ему протест.

– Это другая ДНК. Не будем спорить, Бил. Я потом тебе всё это объясню. А сейчас: с наибольшей вероятностью Кюарк являлась представительницей арабского рода, говорящего на арамейском языке и имеющего тесные связи с евреями Афганистана, Пакистана и Индии. Об этом говорит и мужеподобный истинно арабский облик принцессы Дианы.

Журналист закончил свои слова, как он считал, объяснив приятелю всю ситуацию весьма подробно. Но последняя фраза про мужеподобную Диану по какой-то причине не понравилась пьяному арабу, валявшемуся в полуобморочном состоянии на соседнем столе. Его заполненный алкоголем мозг булькнул, включился на мгновение и вырвал несколько непонятных слов из глубоко научного контекста. Арабу эти непонятные слова показались сильным оскорблением. Он подошёл к журналисту и безапелляционно вырубил его первым же ударом.

Команда «X»

– Ой, Женечка! – простенала мать юноши, услышав рассказ об ужасной гибели Льва Яковлевича. Она бессильно прислонилась к дверному косяку и даже немного закатила глаза: – Это что же такое творится-то?..

– Всякое бывает, мамуль. Я сам в ужасе! Мы только хотели приступить к одному интересному проекту, а тут…, – ответил ей Женя, его сердце снова сжалось от страха и приняло форму гриба сморчка.

Маргарита Викторовна с трудом кое-как взяла себя в руки. Она принесла с кухни чай и чашки. А также какие-то сладости. Расставила всё это на столе перед ребятами, оглядела всё деловитым хозяйственным взглядом и стала разливать. Взирая на то, как коричневый напиток покидает пределы носатого сосуда, Маргарита Викторовна ощутила, что точно также её покидает спокойствие. Какая-то необъяснимая печаль и даже тоска заполняла вновь образовавшиеся пустоты в психике. Но всё же мудрая женщина пока решила не нагнетать и, окончательно взяв себя в руки, совсем по-домашнему спросила:

– И что теперь у вас с этой экспедицией?

– Ой, мамочка, – начал скулить Женя; ему не хотелось ничего делать, единственным его желанием была еда. Молодой организм активно рос. Он требовал топлива и строительного материала. Всякий объект, который можно было укусить, представлял для Жени потенциальный интерес. А сейчас, тем более, помимо чая, ещё и сладости присутствовали на столе. – Ну, давай спокойно чаю попьём. А уж потом поговорим об этом…

Маргарита Викторовна изучающе посмотрела на сына. Он уже вырос, поэтому лупить его было уже поздно. Да, и рук сменных у неё не было.

– Давай посмотрим про этого Дракулу, – неожиданно ляпнул Витя. Женя и Маргарита Викторовна резко и вопрошающе повернулись к нему в ожидании продолжения предложения. Но Витя как-то странно прервался, повернулся к ним боком и просто принялся смотреть никому не нужные новости.

Шли минуты. Тишина угнетала. Молчаливое противостояние продолжалось. Кто там, что себе думал – было не понятно. Но уют из комнаты однозначно исчез.

– Вот что пишут, – вдруг прозвучал чей-то голос. Это было так неожиданно, что никто из находившихся в комнате не понял, кто это сказал. Все вопросительно посмотрели друг на друга. Оказалось, что эти слова произнёс Витя.

– Легендарный румынский граф Влад Цепеш Дракула жил в пятнадцатом веке, – продолжил он, смутившись после такого казуса. – А «вампирскую» славу снискал за крайне жестокое обращение со своими врагами и крепостными.

Витя остановил своё чтение и посмотрел на Женю и Маргариту Викторовну. Они всё ещё не расслабились и, словно кожаные статуи, с повышенным вниманием смотрели на чтеца. Витя снова смутился и не нашёл ничего лучшего, как прочесть остаток текста:

– Его называют господарем Валахии Владом Третьим Цепешем. Именно этот человек известен как Дракула. На выставке представлено династическое древо Виндзорской династии. На дереве показано, что существует связь с трансильванскими князьями, правившими в пятнадцатом веке.

Постепенно в комнате появилась весна. Первым оттаял Женя, он среагировал на только что прочитанное Витей:

– А там не показано, как род Дракулы попал на острова?

В этой реплике Женя постарался преподнести другу максимум своего скептицизма. Витя это понял, и парировал наезд новой цитатой из какой-то непонятной статьи:

– Показано! Обе монаршие фамилии объединились в девятнадцатом веке, когда британский король Георг Пятый сочетался браком с Марией Текской. А вот она вела родословную от брата Дракулы – Влада Четвёртого.

Маргарита Викторовна тоже начала медленно отходить, и сейчас, слушая милую перебранку ребят, она уже думала над практической стороной дела. Время шло, а студенты так и не занялись своей «экспедицией». Надо было как-то повлиять на ситуацию. Подтолкнуть что ли.

– Номерные вампиры – это чудесно! – сделал большой глоток чая Женя. Глоток оказался непомерно большим и при глотании встал колом. Женя поперхнулся и стал громко откашливаться. Через несколько минут, неистово слезясь, он всё же смог продолжить свою фразу – тихим неестественным голосом Женя проскрипел: – Может, на них ещё клеймо с номером партии и датой выпуска стоит?

Но посмеяться над своей шуткой у него уже не получилось. Мать подошла к ребёнку и сильно саданула его ладонью по спине. Женя сначала офигел, а потом всё-таки понял, что так она хотела ему помочь. И реально последние капли чая, попавшие не в то горло и всё ещё находившиеся не там, после сильного советского удара организованно покинули не предназначенное для них место.

– Не знаю насчёт клейма, но сам принц отнёс себя к Третьему кровопийце: «В моих жилах течёт трансильванская кровь, генеалогия говорит о том, что я происхожу от Влада Третьего», – сопереживающее взирая на друга, процитировал Витя. Он сделал паузу и убедился, что тот его понял. После чего добавил: – Нафига им этот балаган?

– Не знаю я, – восстанавливаясь, ответил Женя. – Может, деньги завязаны.

– А что? Может быть! – с готовностью среагировал на неожиданную подсказку Витя. – Вот смотри: Чарльз часто посещает румынскую землю. В 2006 году он приобрёл в румынской области Трансильвания дом. С 1996 года Чарльз курирует работу объединения «Михай Эминеску», которое при поддержке британских бизнесменов занимается проблемами восстановления румынских сёл, особенно в глубинке. Также принц Уэльский является инициатором движения по сохранению лесов в Трансильвании на территории 250 тысяч гектаров, где до сих пор обитают медведи, волки, рыси и другие животные. Принц Уэльский Чарльз является не только частым гостем в Румынии, но и инвестировал в эту страну значительные средства. Ему принадлежит большое поместье в центре страны, он вложил деньги в оборудование завода по производству яблочного сока из местного сырья.

– Ну, понятно, – протянул Женя. – Принц скупил себе часть угодий в Трансильвании и вот теперь рекламирует их, чтобы обеспечить свой бизнес-проект. Всё просто: как всегда, замешаны элементарные деньги. Не интересно это.

– Ладно. Понятно, – просто согласился Витя и замолчал.

Маргарита Викторовна посмотрела на ребят и, решив, что настал подходящий момент, снова взялась за своё. Сначала она прочитала Вите и Жени какую-то нотацию. О чём был этот разговор, ребята не уловили – они просто не слушали женщину. Но Маргарита Викторовна продолжала ходить вокруг стола и настойчиво что-то им объясняла. Внимание вернулось к студентам лишь к концу её крайне нудного монолога.

– Так что у вас с темой экспедиции? – прозвучали понятные ребятам семь слов, включая предлоги.

– А вот про Дракулу, – мгновенно отреагировал Женя. Это было неожиданно даже для него. Ещё секунду назад никаких мыслей по этому поводу ни у него, ни у Вити не было. А вот сейчас всё как-то само и вырвалось. «Может, пусть так оно и будет?» – подумал Женя, а вслух произнёс: – Вот о нём и его потомке – князе мы и проведём нашу экспедицию.

– В смысле? – не поняла мама и для того, чтобы сменить точку зрения и взглянуть на ситуацию с другой стороны, переложила тряпку из левой руки в правую.

– Исследуем эту вампирскую тему, а она нас в любом случае приведёт к чему-то интересному! – уже совершенно бодро и очень уверенно объяснил ситуацию Женя. Наступила долгая пауза, во время которой каждый обдумывал предложенную тему.

– В современном или в историческом плане? – задала ещё один вопрос мама.

– И в настоящем плане, конечно. Раз уж сам принц Чарльз об этом заявил, – посмотрел на друга Женя. – Об историческом князе Владе Цепеше Дракуле?.. Ну, может, и о нём. Его легендарная кровожадность нас интересует! – Женя поднял кисти рук и придал им когтистое выражение, после чего, звуком подражая какому-то слабохарактерному тигру, излишне театрально зарычал на мать.

Маргарита Викторовна никак не отреагировала на проявление животной агрессии со стороны сына – она уже много лет работала с точно таким же начальником. Только тот выражался на человеческом языке.

– За эту кровожадность народная молва и окрестила его вампиром! – договорил Женя.

– Ну, смотрите…, – резко согласилась мама.

– Я – не против, – поддержал её Витя.

Опрометчиво быстрое согласие уже через несколько часов обернулось для участников исторического чаепития долгими поисками. Очень слабо вероятно, что, зная то, что свались на них уже в первые часы экспедиции, следопыты захотели бы двинуться по этому пути…

Колено Дракулы

Кор, личный грач Громовержца, который не смог нормально обгадить королевскую голову, теряя перья от гордости и самодовольства, разглядывал вместе с Велесом изысканно выпендрёжный флаг Валахии.

– Вот тут я в образе голубя! – скрипуче выговаривала человеческим голосом свои комментарии чересчур волшебная птица.

Велес долго смеялся на то, как себя обозвал грач, а Кор никак не мог понять, что именно вызвало у дракона такой взрыв хохота. Наконец, Велес устал смеяться и смог выговорить несколько слов.

– Какие-то крылья у тебя не ГОЛУБиные? – с уверенностью иронического знатока масштабно охладил восторженность пернатого натурщика дракон Велес.

– Велес, ты, конечно, самый уважаемый бог Вселенной, и я не собираюсь это оспаривать – я ещё молодой, и мой жизненный путь должен продолжиться. Но у тебя у самого крылья совсем не такие, какие надо бы было тебе установить, чтобы это было правильно, – кратко и чётко ответил Кор, совершенно не понимая смысла выделенных интонацией букв.

– Тебе не нравятся мои перепонки? – искренне удивился Велес, раскрывая для демонстрации своё левое крыло. – Смотри! И Солнце видно, и чешуя всеми цветами радуги играет, и в полёте прекрасно держат! Это не перья какие-то…

– К твоему сведению, Велес! Я эти крылья для фото на флаг позаимствовал у архангела Михаила! – гордо ответил Кор.

– А у Михаила крылья разве голубиные, – снова стал смеяться Велес. – И что там у тебя во рту? Ой! Извини, конечно. В клювике?

Велес снова рассмеялся, а птица без тени стеснения объяснила: это символы двух религий – иудаизма и христианства. Кор также рассказал, что стоит он ни абы на чём, а на самом Дереве Мира. Вообще же, по замыслу птицы, вся идея обсуждаемого флага какой-то там Валахии сводится к тому, что на полотнище изображён портрет грача Кора, стоящего на верхушке Дерева Мира и в своём клюве держащего символы иудаизма и христианства.

Что там авторы, то есть, видимо, сам Кор, имели в виду на самом деле, теперь узнать не получится. А символика флага читается. И читается она так. Валахия, якобы, является ни больше, ни меньше, как самим Центром Мира. Здесь, якобы, растёт то само священное Дерево Мира. На его верхушке в качестве главной птицы почему-то расположился грач Кор. В своём клюве он зачем-то держит символ Велеса и символ того же Дерева Мира. Всем своим чёрным опереньем грач даёт понять, что он – женщина. Ведь всем известно: мужской цвет – белый.

– Кор! А тебя не смущает то, что Валахия названа моим именем? – угрожающе поинтересовался Велес. – Послушай птица, это моя страна! А ты на флаг залез! И ещё ведь умудрился на самую макушку Дерева забраться. Тебя не смущает, что это место занято навсегда соколом Рюриком? Ты не задумывался над тем, что Рюрик тебе быстро хвост надерёт, будешь потом голой гузкой трясти и трясогузку из себя изображать! Смотри, пернатый, как бы твоя линия жизни на ножницы Мокоши не упала…

* * *

Беспощадный правитель Валахии13 Дракон Влад Третий, названный в честь космического дракона Велеса, привычно сушил своих многочисленных врагов турков и венгров на общекарпатском горячем солнце. Он аккуратно и не очень сажал их на колья и затем забывал снять посидевших уже навсегда. Оставленные один на один с вечностью, вчерашние ходоки, как утки по-пекински, под нескончаемым солнышком быстро покрывались хрустящей корочкой. И уже в таком виде они продолжали терпеливо, и ни на что больше не жалуясь, сидеть и ждать очередного приказа своего нового господина...

– В ролике освещается также визит принца Уэльского в Румынию на Пасху этого года, – как породистая ищейка, встал на след весьма прямолинейный Витя.

– Вот, оно что…, – среагировал Женя. – И что подвигло нашего паломника на этот хадж?

– Да, начитался всякой ерунды. Как ребёнок – Жюля Верна. Некий сэр Иэн Монкрейфф развёл принца. Этот писатель в 1982 году опубликовал «нетленку», в которой, как бы между прочим, чирканул, что принц является потомком Влада Третьего в 16-м колене.

– О! Прямо сказка про лохнесское чудовище, – понял масштаб «трагедии» Женя.

– Точно! Наше лохнесское чудовище в облике принца Уэльского самое лохнесское чудовище из всех лохов! Вот и попалось в сети этого писателя, – отреагировал на шутку друга Витя. – И теперь болезнь прогрессирует. Принц всерьёз считает, что он может проследить свою генеалогию прямиком к самому Владу Четвёртому – «единокровному брату знаменитого властителя». Вот как его называют!

– Ага! Все они «единокровные». Только потом каким-то ЧУДОМ индийцами становятся, – метко подметил Женя. – И через кого на этот раз британская корона вляпалась в неандертальскую14 часть населения Земли?

– Через кого? – демонстративно возмущённо отреагировал Витя. – Через свою прабабку – королеву Марию Текскую, жену Георга Пятого! Через кого же больше! Машка была не промашка! Сумела попасть на «кол» этого самого брательника Дракулы, а он тем самым подтвердил, что тоже умеет, кого надо и как надо на кол посадить.

Ребята засмеялись, довольные своими непотребными шутками. Но поскольку их никто не слышал, то шутки могли быть любыми. Есть всё-таки какое-то завораживающее волшебство в оформлении ругательств незапрещёнными русскими словами. Они, слова, остаются, как ангелочки, белыми и пушистыми, но несомые ими смыслы в результате таких манипуляций уже выглядят довольно дьявольскими.

– Слушай, – вдруг спохватился Женя. – А почему принц Уэльский Чарльз, неся такой бред, не опасается ни дурной «славы» своего далёкого предка, ни того, что его, принца с такими заявлениями можно смело отправлять в британскую или трансильванскую психушку? Почему никто в королевской семье не позаботился о том, что такая шиза, да ещё озвученная по каналу «Тюрьма планеты», может очень плохо отразиться на репутации принца и на репутации всей семьи?

– Так, ведь, не отразилась, – пожал плечами Витя и ещё как-то особенно динамично шаркнул бровями: мол, сам не понимаю.

– Не отразилась, – согласился Женя. – А почему?

– Ну, ты, Женёк, вопросы задаёшь, – вскочил Витя и подошёл к окну. – Что-то тут не так. Конечно, понятно, что всё здесь очень даже понятно. Но вот что именно понятно – мне лично, пока совсем не понятно.

Друзья некоторое время молча обдумывали сказанное Витей и пытались найти в этой куче одинаковых слов какой-нибудь стройный смысл. Потом Витя бросил это пустое занятие и стал наблюдать за красной точкой, которая проникла сквозь стекло окна и теперь, как у себя в квартире, разгуливала по груди Вити, где-то в области сердца. Через пару секунд она переместилась на лоб юноши, и он, не выдержав, отчётливо и эмоционально погрозил кому-то невидимому кулаком. Точка пропала. «Опять малолетки указками балуются…», – сделал вывод Витя. Жаль, что этой точки не видел Женя. Она бы ему навела много параллелей с покойным Львом Яковлевичем и его летающим мозгом…

Глоток света

Королевский ребёнок родился в очереди: с первым своим вдохом появившийся на свет мальчик стал третьим в очереди на британский престол. После своего деда принца Чарльза и отца принца Уильяма.

Новый мировой Владыка сразу же пролился на Великобританию золотым дождём. Эксперты подсчитали, что рождение первенца Уильяма и Кейт принесёт британской экономике около 300 миллионов евро. Это, конечно, меньше, чем Олимпийские игры, но гораздо больше, чем королевская свадьба, состоявшаяся два года назад. И ещё, это во много раз круче чуда превращения вина в воду, некогда проделанного Иисусом.

Рядовые англичане увидели в принце объединителя. Многие молодые родители в своих покупках стали ориентироваться на выбор Кейт и Уильяма. Тем временем вкусы герцогини Кембриджской удачно оказались по карману обычным британцам. Несмотря на то, что Кейт появлялась на публике в платье в горошек стоимостью 44 евро, владельцы магазинов одежды для будущих мам и детей остались довольны. Если весной продажи предательски упали до неприличного уровня, то сегодня золотой королевский ребёнок вернул продавцам потерянные барыши.

Британские информагентства в качестве главного и убийственного довода в пользу экономической гениальности младенца всерьёз приводили следующий аргумент: многоразовый подгузник с короной британской монархии можно приобрести всего за 27 евро. Правда, осталось не понятным, к чему относится уточнение «всего»: к многоразовому использованию подгузников или к их цене.

У дверей судьбоносной больницы во всех местах прожжённые журналисты предусмотрительно установили онлайн-камеру. Её объектив и тысячи проводов создали нечто похожее на фасетчатый глаз назойливой мухи, которая никуда не летала, но зато очень внимательно следила.

– Чтобы не упустить момент, когда Кейт Миддлтон выйдет с малышом на руках, – лениво объяснял тот самый журналист по имени Мейсон, которому пьяный араб чуть было не снёс половину черепа и который вследствие этого теперь всем своим злопамятным нутром искренне ненавидел арабов.

– По крайне мере, одно ожидание принц уже исполнил. Практически родился волшебник, – с улыбкой поглядывая на «несмывающуюся арабскую тушь» под глазом товарища, миролюбиво ответил его бывший собеседник по имени Бил.

– Что ты имеешь в виду? – подёргивая раненым глазом, поинтересовался Мейсон.

– Перед родами королева Елизавета II высказала пожелание увидеть внука или внучку до того, как она уедет в отпуск в Шотландию. Эта не успела, а та успела. Я имею в виду, что Елизавета не успела уехать, а Кэтрин успела родить. Да, говорю ж тебе, волшебник принц-то…

Уставшие в изнурительной засаде журналисты синхронно зевнули. Древний инстинкт заставил их очень сильно открыть свои рты, от чего, как у лягушек, у них полностью закрылись глаза. Обнажились разнообразные британские зубы. Но никто из журналистов ещё не научился видеть зубами, поэтому волнующий момент был буквально прозёван.

Ни на одном фотоаппарате так и не было запечатлено, как открываются двери портала больницы Святой Марии, и из них выходят сверкающие от счастья родители герцогини Кембриджской Кэтрин Кэрол и Майкл Миддлтон.

Только после того, как состоялся синхронный лязг зубов – это журналисты закрыли свои рты, – раздался синхронный лязг затворов. Началась беспорядочная перестрелка фотоаппаратов – это журналисты принялись за работу.

По какой-то неведомой пока причине именно родители Кейт были удостоены права первыми навестить дочь и её новорождённого сына. Злые языки не переставали обмолачивать заговорческие версии. Некоторые из них, бывшие, вероятно, совсем без костей, договорились до того, что, мол, родители девушки принесли в больницу того ребёнка, которого нужно видеть на троне, а новорождённого забрали и куда-то унесли. Была подмена или нет, но мать герцогини Кэтрин уверенно и крайне себялюбиво сделала несколько шагов навстречу журналистам и, явно хвастаясь достигнутым, объявила:

– Наследник престола совершенно прекрасен!

Несколько мгновений царила тишина. Можно было подумать, что собравшиеся ждут, когда найдётся и выступит кто-то, сомневающийся в словах новоиспечённой бабушки. Потом репортёры, поняв, что такого чудика они не дождутся, захотели было ещё помучить счастливых «гранпэров», но те откланялись, не выказывая никакого желания к долгому общению.

Примерно через час, теперь уже к журналистам вышли герцог и герцогиня Кембриджские. Они появились на ступенях больницы святой Марии как Луна и Солнце. Молодые родители шагнули навстречу фотографам и операторам, чтобы показать миру своего новорождённого сына, будущего наследника британского престола.

– Имя! Скажите его имя! – прокричал кто-то с задних рядов надвигающейся толпы.

– Мы пока ещё думаем над именем, – отозвался принц Уильям.

– А мы ждём! – настаивали журналисты.

Но аудиенция уже закончилась. Двери портала закрылись, а журналисты в задумчивости продолжали их фотографировать. Наконец, оцепенение прошло, и кто-то сказал: «Всё! Пошли». И толпа, как неглубокий синяк, быстро рассосалась. На оставшийся после журналистов мусор молчаливой стаей налетели уборщики. После них Лондон быстро вернулся к своему привычному холодному и отрешённому облику.

Пока там, на самом Верху, в недрах жирной тучи с непонятными иллюминаторами, проверялись регалии новорождённого принца, родители не спешили давать мальчику имя. Обычная, вроде бы, проверка, по какой-то причине затягивалась. Пришли почти сутки, результатов проверки всё ещё не было, и родители всё ещё не решили, как назовут родившегося накануне мальчика.

Вслед за Уильямом, его отец, ставший теперь дедом, принц Уэльский Чарльз с радостью признался журналистам:

– Я счастлив появлению на свет внука. Я невероятно горд тем, что стал дедом и надеюсь в самое ближайшее время увидеть внука!

Тем временем Лондон, да и вся Англия, уже принялись по-настоящему праздновать рождение царевича. Не разделяя растерянности родителей в вопросе поиска имени, букмекерские конторы решили исследовать этот вопрос. Они принимали ставки, считая фаворитом, имя Джордж, за ним – Джеймс и Александр. И по большому счёту всем было всё равно, как будут звать этого ненаглядного принца.

В честь новорождённого наследника английского престола в Лондоне в тот же вторник был дан салют из 103 орудий! Колокола Вестминстерского аббатства звонили, не переставая, три часа! В честь рождения принца Кембриджского архитектурные объекты и другие достопримечательности как в Лондоне, так и за его пределами успели покрасить в мальчишеский синий цвет – приветствуя венценосного младенца.

Не все согласились с тем, что маляры случайно угадали пол новорождённого. В одном из дворцов недоразгаданной Англии метала молнии та, которая была уверена, что исход родов решался не в палате больницы, где находилась роженица?

Есть план!

Хороший план – это не яйцо, которое можно снести за один присест. Ребята снова собрались у Жени дома и стали думать, как им провести эту экспедицию. Решимости пока было мало, и друзья, как им казалось, всё ещё раздумывали над своим будущим. Им было невдомёк, что их экспедиция и их будущее уже начали вершиться, и началось это с того момента, когда Лев Яковлевич не уберёг часть своего черепа.

Углубляясь в тему, друзья пришли к логическому заключению, что без женского участия им не обойтись. Как только было это понято, состоялся и второй шаг прояснения сознания. Женя со всей ответственностью вдруг осознал, что лучше Марты на эту роль никого им не найти.

Витя и не протестовал. Он давно уже знал, что для Жени нет никого, лучше Марты. Витя видел, как друг смотрит на эту девушку и как при ней, не замечая сам, регулярно облизывает пересыхающие вдруг губы. И хотя Женя закономерно для юноши этого возраста отнекивался в кругу закадычных друзей, все они давно уже знали, что парень просто сгорает от пылающей в нём любви.

И все понимали, что было бы хорошо, если бы и Марта ответила взаимностью. Но она пока не спешила сдаваться. Кое как Витя объяснил девушке, что без неё их программа решена не будет, и что у них есть серьёзный план на эту экспедицию, который, безусловно, заинтересует Марту. Сейчас юноши сидели и ждали её появления – и как нового члена команды, и как…

* * *

…Под действием 220 вольт молоточек в старом дверном звонке забился в жесточайшем эпилептическом припадке. Он сильно ударялся о металлическую чашку, распространяя по всей квартире оглушительный звон.

Уже, наверное, миллионы раз Женя слышал эту истерику, но всё равно от неожиданности вздрогнул.

Любящая тюльпаны

Есть особый, такой тип женщин, которых называют «сильными». Они обладают поистине выдающейся волей, всегда очень и очень активны и никогда не жалуются на здоровье. Именно таким женщинам посвящены известные строки поэта: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». Будучи по знаку зодиака Стрельцом, Марта всегда находилась в готовности в любой момент пойти на открытый контакт с окружающим миром. И не важно полыхал ли окружающий её мир, как та самая горящая изба, либо кишел конями, которых ей предстояло остановить.

Марте нравился любой контакт! Когда он оканчивался её победой. Побед было много, поскольку девушка казалась сильной, как сама природа. Конечно, местами её характер был несколько мужским. Но это только усиливало её позиции в обществе. На любую проблему Марта реагировала, как выпущенная из тугого лука стрела. Поэтому окружающие давно для себя усвоили: Марту лучше не дразнить. И в итоге ситуация всегда оставалась односторонней: Марта абсолютно не поддавалась влиянию.

Её исключительная требовательность к себе выливалась в такую же требовательность и к окружающим. А окружающие частенько просто умоляли Марту быть хотя бы чуть более терпимой и не проявлять столько чрезмерного беспокойства, которое иногда портило даже самые лучшие её порывы. На атаки Марта отвечала так бурно, что после такого ответа уже мало кто мог устоять на ногах. Тем не менее, девушка обычно предпочитала подождать, пока другие не сделают первый и опрометчивый шаг.

С точки зрения обычного человека, Марта была необыкновенно трудолюбива и всегда добивалась своей цели. Она прекрасно разбиралась в математике, любовь к которой ещё в детстве привил ей отец Андрей Викторович. Марта с лёгкостью владела несколькими языками. А это уже была заслуга матери Адассы Аббовны. От неё же Марта переняла восторженную любовь к тюльпанам. «Ты только никогда не забывай это слово – "Афганистан"», – почти всегда еле слышно приговаривала мать, когда получала очередной букет тюльпанов.

Накопленные знания девушка не стеснялась распространять всем жаждущим, Марта обладала природным даром воспитателя или учителя. Даже в общении с наиболее близкими ей людьми она частенько срывалась на то, что откровенно стремилась их поучать. Зато когда приходилось в некоторых ситуациях прислушиваться к интуиции, Марта откровенно игнорировала этот подход. Она даже слышать о ней не хотела, считая интуицию категорией, не совместимой с интеллектом и здравым смыслом.

Собственно поэтому в их небольшой, но годами сплочённой компании других девушек попросту и не было. Главная заслуга в этом всё-таки исходила именно от Марты. Вите и Жене иногда казалось, что даже по отношению к ним Марта была излишне агрессивна. Но, правда, она умела с этим совладать. Хотя, даже такое, контролируемое дружелюбие, Марта проявляла до тех пор, пока оно не противоречило её интересам.

Как и многие женщины, Марта всё время сидела на диете. Нельзя сказать, что диета была строгой, но она была. Может быть, поэтому девушка едва выросла до 160 сантиметров и весила немногим более пятидесяти килограмм. Чёрные лакированные смолью волосы, излишне бледная и одновременно демонстративно смуглая кожа придавали облику отчётливую трансвременную сказочность. При соответствующем подборе костюма Марта мгновенно могла превратиться в Шамаханскую царицу.

Конечно же, девушка давно заметила, что огромный русоволосый парень по имени Женя весьма прозрачно проявляет к ней своё повышенное мужское внимание, но пока сделать ответный шаг Марта не спешила. Хотя, надо признаться, временами она была готова в его сторону на весьма агрессивные действия. В мыслях представляла сладкие моменты столь же агрессивной любви. Единственным препятствием на этом пути было то, что Марта слишком серьёзно относилась к узам брака. И вся эта серьёзность заключалась в коротком слове матери: «Нет».

Конечно, Женя понимал, что Марта, может быть, и не та девушка, рядом с которой жить легко и просто. Но он видел, как упорно Марта движется к цели, какой работоспособностью она обладает и как стремится к добру, что если бы это была сказка, то перед такой девушкой, как Марта, можно было бы, что называется, склонить в почтении голову. И Женя уже был почти готов это сделать, но на его пути, как противотанковые надолбы, непроходимо стояла маленькая свирепая женщина, которая так искренне любила тюльпаны.

Два слова о вампирах

Солнце, словно снайпер, светило очень точно. Как ни садись, оно всё равно попадало прямо в глаза. Михаил уже и не знал, как разместиться на этой неудобной лавке. Мостился и так, и так, и даже эдак. Его сильное тело не привыкло подолгу засиживаться на деревянных досках. Всё чаще под седалищем оказывался более достойный предмет.

В середине аллеи показалась группа ребят. Одна девушка и двое парней. Они весело пинали опавшие листья, смеялись и парами бегали друг за другом, используя третьего, как препятствие. Было понятно, что осень им нравилась. На её яркие цвета Марта ответила такими же яркими цветами в одежде, а Витя и Женя поддержали цветовую гамму в несколько более спокойных и выдержанных тонах.

Четыре белки – по две с каждой стороны – внимательно следили за шуршащими листвой ребятами и выбирали тех, к кому зимой можно будет безбоязненно подбежать за угощениями.

– Добрый день, Михаил, – уверенно и весело поздоровалась Марта. – Ты слышал о принце Чарльзе?

– Да, – коротко ответил Михаил, незаметно сделал белкам знак «Свободны!» и добавил: – И что?

– Почему он вылез с таким заявлением? – без какого-либо предварительного разгона поинтересовался Женя.

– Вам лучше этого не знать, – неожиданно достаточно грубо отрезал Михаил.

Ребят как будто молнией ударило, и вчерашняя полуистлевшая новость вдруг воскресла и стала их очень даже живо интересовать.

– Так, так, так! – начала зарубаться Марта. Где-то в глубине её щуплого организма стала натягиваться та самая убойная тетива, которая уже скоро спустит ничем не укротимую стрелу. Женя и Витя сразу же поняли это, и им оставалось только помочь Марте с прицеливанием. Вчера ещё сомневавшаяся в надобности экспедиции вообще, девушка резко повернулась к ребятам и очень уверенно констатировала: – Тема нас устраивает!

После этого она, преисполненная непреодолимой решимости, повернулась к Михаилу и ещё более уверенным тоном поинтересовалась у него:

– Мишенька, расскажи нам немножко про этого кровопийцу.

– Марточка, – ответил ей так же делано любезно Михаил. – Не лезьте вы туда.

– Да, блин, что там такого?! – сразу же вскипела Марта. – Миша, давай рассказывай, что знаешь!

В откровенной нерешительности Михаил внимательно посмотрел на Марту, на ребят и на тех самых белок, которые, в свою очередь, не отрываясь, следили за журналистом. Михаил повернулся к ним спиной и вполголоса произнёс:

– Пойдёмте, пересядем вон на ту скамейку, – показал он на дальнюю, совсем не заметную и отсюда почти не видимую лавку, стоящую около сильно кучерявых кустов. – Там меньше ушей.

– Ого, – прокомментировал Женя, несколько раз подряд повернувшись вокруг своей оси и внимательно изучив округу, – никого не было вообще. – Уже включается скрытность переговоров… Это разогревает!..

Ребята быстро перешли на указанную лавку и расположились вокруг Михаила.

Зови меня Гагой!

Мачеха принца Уильяма герцогиня Корнуоллская только раз взглянула на младенца, и её опытное женское сердце пронзила острая зазубренная молния. Миллиард воспоминаний пронёсся перед глазами герцогини. Почти во всех – Империя рушилась под натиском какого-то непонятного существа. В видениях оно выглядело то, как человек с мордой какого-то волосатого чудища, то, как полностью волосатое чудище с милым человеческим личиком.

Когда сознание вернулось, Камилла всё уже поняла. Она решила ответить ему тем же. Не стала больше рассматривать ребёнка и не стала тискать его на руках. Ей было противно. Герцогиня Корнуоллская попросила внимания и сухо сказала:

– Пусть зовёт меня Гагой 15!..

Несуразная новость мигом облетела весь мир. Почитатели королевской семьи никак не могли понять, причём здесь эпатажная певица Леди Гага.

И только коренные англичане поняли, о чём рассказала герцогиня…

Покусанный мяч

– Нам неизвестно, сколько веков или тысячелетий легендам о вампирах, – произнёс первую фразу Михаил. – Многие учёные утверждают, что эти легенды не являются частью фольклора какой-либо конкретной страны. И теперь считается, что упоминания о «детях ночи» встречаются в мифах разных народов.

После этого художественного вступления подул сильный ветер и, безусловно, специально попал ребятам песком в глаза. Ребята посмотрели друг на друга, потом зачем-то вверх и потом ещё в кусты. Никого не нашли. Лишь четыре растрёпанных вороны прилетели откуда-то и в организованном порядке заняли позиции на самых верхушках деревьев: квадратом вокруг скамейки.

– Можно твёрдо сказать, что основная часть легенд о вампирах возникла в Европе. А по времени – где-то примерно в средние века. Те же учёные объясняют это очень просто, мол, в эти времена возрос интерес к мистицизму. Но при этом все отмечают странную связь с сильным влиянием религии. Казалось бы, религия всегда и везде боролась с ведьмами и вурдалаками, а тут на тебе – симбиоз.

– Может, – вмешался Витя. – Попам было выгодно сделать своего врага более сильным и страшным, чтобы потом, говоря о своей победе, ещё больше возвеличиться в глазах паствы? Мол, вот мы кого одолели!

Неожиданно к компании ребят подкатился цветастый мячик. Под впечатлением рассказа, они несколько туповато уставились на него, как бы ожидая от мяча каких-нибудь выкрутасов. Но мяч лежал спокойно. Ребята, последив за ним достаточно долго, с ощущением безопасности выдохнули.

В этот момент, откуда ни возьмись, рядом с мячом оказалась рыжеволосая маленькая девочка. Она присела возле мяча на корточки, обхватила предмет коленями и ладонями и пристально уставилась на Марту. Ледяной холод сотнями крохотных замороженных змеек рассыпался по спинам вампироискателей. Они уже подумали, что вот он, девочка-вампирёныш, сейчас лопнет этот непонятный мяч, а затем набросится на них и выпьет их любопытную кровь.

Но девочка как-то очень по-человечески хихикнула и убежала с этим проклятым мячом. Ребята ещё долго смотрели ей в след и медленно приходили в себя.

– Может быть, – задумчиво протянул Михаил, первым опомнившийся и первым оттаявший. Он с оставшимся туманом в глазах посмотрел куда-то сквозь Витю.

Внимание ребят тут же вернулось к рассказчику, и о девочке временно забыли.

– Именно в средние века начал формироваться «классический» образ вампира. Почему-то, несмотря на свою тёмную сущность, этот образ был и остаётся привлекательным. Но в массовую культуру вампиров привели Джон Полидори в новелле «Вампир» и Брем Стокер в произведении «Дракула». И сегодня уже можно говорить, что тогда и сформировалась вампирская эстетика.

– Вот-вот, – пока ещё вполне миролюбиво встряла в разговор Марта. – Современное кино успешно использует тему вампиризма и этой самой вампирской эстетики. Смотрите сколько фильмов и сериалов о вампирах!

– Что ты хочешь? – спросил Витя. – Чтобы люди отказывались от зарабатывания денег и концентрировались только лишь на одном искусстве?

– Никто и не говорит, что искусство не должно приносить денег, – стразу же ощетинилась Марта. – Но сильный крен в сторону массовости уничтожает эстетику кино.

– Да, ладно тебе, – ответил Витя.

– Хватит спорить, – резко прервал их Женя. – Извините, Михаил! Пожалуйста, продолжайте!

– В 1922 году в Германии один из наиболее заметных режиссёров Фридрих Вильгельм Мурнау снял фильм о вампирах под названием «Носферату. Симфония ужаса», – продолжил свой рассказ Михаил. – В основу фильма, конечно же, лёг роман Брема Стокера «Дракула». Но режиссёр также привлёк мифы и верования народов так называемой Восточной Европы. Фильм был чёрно-белым и немым, но Мурнау удалось визуализировать человеческие страхи.

– То есть вы хотите сказать, что тема вампиризма присутствует в кино с самого прошлого века? – спросил Витя.

– Я не хочу сказать, а именно это и говорю, – улыбнулся Михаил. – Тема вампиризма никуда и не пропадала. С тех самых средних веков её муссировали в нужные моменты истории.

Михаил подробно рассказал ребятам о том, что эту тему сразу внедрили в кинематограф – как только этот аппарат пропаганды хоть как-то оформился. И сразу же стали её развивать. В начале тридцатых годов темой вампиризма занялся известный американский режиссер Тод Браунинг. Он снял претензионную ленту о вампирах «Лондон после полуночи». Но снял неправильно. Закрытый «худсовет» не удавшуюся ленту удалил. А для того чтобы замести следы, недавние каратели наделили ореолом каноничности это глубоко неудачное произведение. И теперь считается, что, якобы, именно в ленте Браунинга впервые был представлен тот самый образ вампира, которой сегодня считается классическим.

– Но если фильм утерян, как мы должны всё-это проверить? – поинтересовалась Марта.

– В том-то и дело, получается, что мы попросту должны поверить деятелям того двуличного «худсовета», – ответил Михаил. – Но зато они могут по необходимости менять «классический» образ так, как им вздумается или как им будет выгодно.

– А в чём смысл такой подмены? – удивился Витя.

– А в том, что до этого «классический» вампир многими воспринимался, как эдакий монстр, – терпеливо разъяснял Михаил. – В уничтоженном фильме вампир, якобы, был подан, как создание, теперь уже, скорее, близкое человеку. А уже зритель должен был сам додумывать и решать: верить или не верить этим критикам, которые так расписывают фильм. Которого больше нет.

– Вот так начинаются манипуляции, – уныло отреагировал Женя.

Он уже начал понимать, что сила, которую ребята решились изучать, имеет массу сторонников по всей планете, и эти сторонники активно и изобретательно проводят всевозможные манипуляции с обществом и сознанием. Совершенно неожиданно для него, в воображении Жени очень явно поплыли сцены фантастических столкновений. В них участвовали как отдельные монстры, так и целые войска людей и непонятных существ. Некоторые побоища оканчивались морями человеческой крови.

Над местами таких сражений летали какие-то крылатые существа. Двое из них держали тряпочный транспарант с коряво исполненной надписью «Откровение Иоана Богослова», а шесть других различными способами убивали и людей, и монстров, увеличивая тем самым и без того глубокие потоки крови. Таким образом, в сражениях принимала участие какая-то третья сила. Женя, как не всматривался, не мог понять, кем были её сторонники. Юноша увидел всё это и подумал: «Вот так монстры уничтожат нас!».

– Да. Вот так, – как будто подсмотрев видения Жени, ответил Михаил.

В этот момент из-за тех же кустов, за какие убежала маленькая девочка, и откуда выкатился подозрительно цветастый мячик, выбежал мальчик лет шести. Он как-то недобро зыркнул на ребят и бросил в их сторону тот самый надоедливый мяч. После чего почти мгновенно скрылся за кустами.

– Он его прокусил… – задумчиво проговорила Марта, непонятливо на расстоянии разглядывая сдувшийся мячик.

Наступила ватная тишина. Все, не мигая, смотрели на мяч. И в этой прострации Марта не заметно для себя, каким-то загробным голосом озвучила всеобщий приговор:

– Загрыз…

Незамыкаемый

С самого своего непонятного рождения Женя отчётливо чувствовал, вернее, даже, почти наверняка знал, что он живёт в двух мирах сразу. Женя постоянно осознавал, что подсознательно ищет некоторой таинственности. Его всегда притягивало что-то необычное, загадочное, волшебное. Будь это девушка или ситуация.

Маленький Женя бесконечно поражал окружающих своей искромётной смекалкой. Он очень рано научился читать и писать, родители были поражены и долго спорили между собой, в чью родню удался их ребёнок. А со временем обнаружилось, что он ещё и большой фантазёр: и к восьми годам мама и папа нередко привычно терялись в дебрях волшебных лесов, построенных разумом ребёнка. В школе Женя уверенно держался среди лучших учеников. Он прекрасно писал сочинения, легко усваивал иностранный язык, который в последствие ему очень даже пригодился.

Со своими одноклассниками Женя всегда дружил, а они уважали его за доброту и щедрость. В детстве Женя был весьма психопатичным существом, но с возрастом научился контролировать себя. Иногда он был нервным и сентиментальным. Своей психикой напоминал морского конька, который будто бы постоянно дремлет, а потом вдруг неожиданно просыпается. Состояние такого сна действует на окружающих запутывающе. Наблюдателям кажется, что Женя дремлет, погруженный в какой-то свой совершенно непроницаемый внутренний мир. Но на самом деле Женя всё прекрасно замечает.

Если сравнивать волю Жени с каким-то идеальным эталоном, то окажется, что его воля, скорее, слаба, а действия нерешительны. Не слишком уверенный в себе, опять же, нерешительный и робкий, Женя часто поддавался влиянию. В совокупности со средней степенью возбудимости, такая воля приводила своего обладателя к тому, что часто он просто выжидал. Чтобы впоследствии обскакать остальных. Просто вместо поспешного рывка Женя взвешивал и рассчитывал свои силы и возможности и только потом действовал.

Этому помогала сильно развитая интуиция. Она занимала все ниши интеллекта, оставшиеся незаполненными после весьма избирательного сочетания интересов. На взгляд окружающих, Женя умудрялся углубиться в мелочи и пройти мимо действительно значительных явлений, не удостоив их внимания. Но всё в очередной раз оканчивалось тем, что и этих наблюдательных и внимательных Женя умудрялся обскакать.

Что же касается нравственности, то здесь были свои штучки. Женя умел приспосабливаться к обстоятельствам. Система его нравственных ценностей никогда не была ясной и чёткой. Разобраться в ней не мог никто. Даже сам мальчик. По мере необходимости контрольные параметры некоторых ценностей могли измениться в весьма широких пределах, временами уходя за пределы разумного и даже дозволенного.

Высокая впечатлительность, в конце концов, привела Женю к тому, что он в уме нарисовал себе идеал той девушки, которой хотел бы посвятить всего себя без остатка. Но, опят же, с возрастом идеалы менялись, а вместе с этими переменам происходили разочарования. Нельзя сказать, что разочарования были тотальными, но после них Женя всегда срывался в агрессивные отношения, а затем некоторое время пребывал в совершенной апатии. Поэтому сексуальная жизнь Жени была полностью подчинена чувству. Ему требовалось много времени, чтобы выявить объект своих желаний, но затем всё происходило очень быстро.

Такой сложный и противоречивый, на первый взгляд, характер складывал Женю, как весьма целостную личность. Юноша с успехом постигал тонкости электроники, очень интересовался летательными аппаратами и исследованиями, связанными с этими областями. А также умел руководить сразу несколькими направлениями работ.

Женя был очень общительным. Хотя, если сказать точнее, «очень» он был тогда, когда находился в хорошем расположении духа. А это случалось не часто. Нельзя сказать, чтобы Женя дорожил старыми привязанностями, но и отказываться от них не спешил. Друзья долго привыкали к сложному характеру Жени, но, в конце концов, поняли, что ему нельзя давать замыкаться в себе. А периоды в активности – иногда Женя был очень активным и деятельным, а иногда просто откровенно бездельничал и был не в состоянии контролировать ситуацию – нужно было принимать такими, какие они есть.

В Марте его манила, прежде всего, её душевная чистота. Женя относился к девушке по-рыцарски, предупредительно и зачастую идеализируя её. А скопившаяся нерешительность никак не позволяла ему сделать главные шаги для реального сближения…

Ворона с патроном

Ребята секунд двадцать в полном молчании и крайнем ступоре посмотрели на то, что осталось от мячика, потом их взоры переместились друг на друга. А после того, как все рассмотрели свои безумно напряжённые лица, следопыты медленно и с нарастанием расхохотались.

– Ладно, идём дальше, – улыбнулся Михаил. – А дальше заинтересованные лица стали просто наполнять заявленный образ нюансами, необходимыми заказчику. И самое главное они начинили образ вампира сексуальностью. Это сразу поставило вампиров на позицию учителей секса – на них теперь любой пропагандист мог отрабатывать самые необузданные свои фантазии. Ведь для вампира не существует человеческих законов.

– Голливуд потом заполнил все полки дешёвыми и низкопробными фильмами о вампирах, – фыркнул Витя. В голове его неслись картинки совсем не голливудского уровня, а, скажем так, какого-то подпольного видео. Которое, к тому же, как известно, жестоко наказывается иными законами.

Все эти ролевые игры с переодеваниями, всё это ряженье в разных существ, в том числе и в вампиров, кому-то распаляло буйную фантазию, и такие люди на время становились агрессивными секс-машинами. Вот таким откликом поддерживался снизу безудержно внедряемый в общество рафинированный вампиризм. Люди не особо задумывались над причинами такого крена. Но культура вампиров в основном этими фильмами и была создана.

– Удар был нанесён по всем главным сферам бытия. Вампирами сделали женщин и наделили их сверхкачествами – особой злостью и жестокостью, а также максимальной сексуальной распущенностью, – продолжил Михаил. – А потом на эту почву пришли уже известные нам звёзды кино и довели образ вампира до того совершенства, которое было необходимо заказчикам этого продукта.

Это всё, что видел объектив кинокамеры и глаз фотоаппарата. А сколько было «неучтёнки», разместившейся на домашних и на казённых простынях? Увиденное многообразие актов и вседозволенности на широких экранах иные энтузиасты мигом воплощали в жизнь, не особо подбирая себе для этого партнёров по полу и возрасту. С определённого момента в ход пошли и звери – особый писк вампирианской моды.

Незаметно для общества геи и проститутки стали обыденным явлением, свободно существующим меж добропорядочных граждан. И никто уже не сторонился тех вещей, через которые передавались венерические заболевания и которыми до этого пользовались вчерашние отстои общества. Вся эта возня прошла мимо пастырей, давно уже грешивших вампирианскими модными штучками…

– Я помню фильм, – перебила Марта. – Назывался «Голод». Так вот в нём играли Катрин Денёв, Дэвид Боуи и Сьюзен Сарандон. Там говорится о каком-то вирусе, который заставлял стареть даже бессмертных вампиров. Всё же их можно убить!

В этот момент одна из всё ещё сидевших на деревьях ворон, явно заслушавшись, что-то выронила из своего клюва. Предмет падал, казалось, целую вечность. Он бился о сучья и этим привлекал к себе ещё больше внимания. Наконец, пересчитав своим «телом» все встретившиеся ему при падении ветки, предмет плюхнулся на землю. Витя подбежал и поднял его, покрутил в руках и с удивлением и некоторым юмором произнёс:

– Наши вороны, кажись, вооружены. Это – патрон! От винтовки что ль?

Ребята рассмотрели патрон. Он сверкал новенькой латунью и был, безусловно, боевым. Никто из них не смог найти какого-нибудь объяснения случившемуся, кроме того, что ворона вместо сыра в ключе этот патрон таскала. А потом выронила. Ребята пожали плечами и продолжились разговор о монстрах.

В результате состоявшейся пропаганды зрители напротив, стали сопереживать вампирам, потому что все уже привыкли к навязываемой полвека мысли о том, что вампиры непременно бессмертны. Никто из обычных людей не хотел брать на себя смелость увидеть смерть вампира первым. Вообще, все шарахались от этих не то людей, не то животных, и наблюдали за ними с очень большого расстояния. Да, наблюдали с интересом, но конкретного контакта избегали.

Зато заядлые первопроходцы – актрисы и актёры, – которые пудрили людям мозги, надувая их сознание шельмованными сценами, пускались во все тяжкие совершенно без тормозов. И пока зрители верили в каждый половой акт и физически его почти ощущали, актёры и актрисы зорко следили за тем, чтобы ни одна часть их тела не была на самом деле показана на экране и чтобы ни одного соития и близко не состоялось. В ход пошли дублёры. Они не только летали и сражались за кумиров, за них они и совокуплялись, демонстрируя зрителям свои намного более сексуальные тела.

Знаменитые актёры и актрисы мероприятию под названием «вампиризм» только давали свои звёздные имена. Это, как сейчас, когда на каком-нибудь мероприятии непременно звезда кино отвечает за сбор пожертвований на какой-нибудь храм или ещё на что, несомненно, угодное богу. Но, пока горожане и сельчане отдавались друг другу, копируя вампирскую любовь, вопрос «какому богу?» всё выше и выше поднимался над зданием разума.

Неожиданно ворона, которая уронила патрон, с резким карканьем спустилась с верхушки дерева вниз к ребятам. Она, глядя Вите прямо в глаза, совершенно бесстрашно подошла к нему, после чего очень резко, требовательно и твёрдо выкрикнула:

– Кар!

– Смотри-ка, неужели патрон требует? – удивился Витя.

– Да, отдай ты ей, – резанула Марта. – Всё равно тебе ни к чему, а животина пусть играется.

Витя кинул вороне патрон, та схватила его своим клювом и скрылась в кустах, расположенных метрах в пятидесяти через дорожку напротив.

– Я тоже смотрел этот фильм, – присоединился к позиции Марты Женя, но в ответ не уловил никакой реакции девушки. Она по-прежнему сидела и думала о чём-то своём, совершенно забыв, что рядом с ней прямо-таки «убивается» безудержный «одинокий лебедь». – Там также идёт сильнейшая накачка зрителя образом бисексуальности вампиризма.

Как только люди привыкли к бисексуальности вампиров, так эта самая бисексуальность была впущена в человеческое общество. Всё те же «пахари», которые ещё вчера резвились в ролевых играх, теперь были вынуждены снова менять амплуа. Они, как молекулы в броуновском движении, спаривались с себе подобными, а остальные, нормальные люди, пожинали плоды этого отвратительного эксперимента.

– Потом, как вы помните, была успешная и наиболее масштабная постановка о Дракуле фильм «Дракула Брема Стокера» Френсиса Форда Копполы с Гэри Олдмэном, Киану Ривзом, Вайноной Райдер и Энтони Хопкинсом в главных ролях, – заканчивал свой рассказ Михаил. – Вы только вдумайтесь – имена-то какие! Такое ощущение, что в топку вампиромании какой-то невидимый кочегар уже подбрасывает всех без разбора, а звёздные «поленья» пользуются у него повышенным спросом – поскольку дают больше кровопийского жара!

Ребята заметили, что в этом фильме уже не важны выпендрёжи, которыми можно было вампира напичкать. Здесь главное, чтобы самые маститые режиссёр и актеры создали такие образы, в которые влюбилось бы максимальное количество зрителей. Любовь ко всему вампирскому стала такой сильной, что уже солнце проглядывало сквозь неё далеко не всегда. Англию накрыли не только знаменитые туманы из водяного пара. На неё всерьёз навалился потусторонний туман, состоящий из помутневшего человеческого сознания.

Аналогичная картина творилась в США, но там вампирское помутнение привело к обратному эффекту: мрачный разум американцев необъяснимым образом прояснился и показал этому в прошлом поголовно преступному племени, как надо любить. А уж кого и по сколько – эти мелочи были отложены на потом и мгновенному разъяснению не подлежали.

И предпоследний акт интеграции вампира в человеческую жизнь состоялся по мере выхода фильм Нила Джордана «Интервью с вампиром». Теперь у вампиров появилось общество, а в нём свои законы, традиции и мораль. Вампиры оказались возведенными в ранг биологического вида и стали совершенно отделены от вида человеческого. В фильме вампиры показаны как чувствительные и тонкие натуры, которые, к тому же, гомосексуальны. Именно этим фильмом закулисные режиссёры вампиризма окончательно пробили целевую аудиторию, которая включала подростков и молодых девушек.

– Да кому тут не понятно! Закулисные режиссёры специально вводили всё это время образ вампира в сознание человечества! Чтобы потом, в один «прекрасный» момент выкатить на-гора всё это дерьмо и сказать: любите их, граждане! – вскипел Женя.

– Да. Именно специально! – согласился Михаил. – После девяностых годов двадцатого века люди воспринимали вампиров, как существ, равных себе, но другого биологического вида. Почти, как пришельцев с другой планеты.

– Так, всё к тому и вели! – воскликнула Марта. – И надо сказать, эти закулисные режиссёры своего добились. Вы только посмотрите: у вампиров сегодня существует своя реальность! Своё государство! Своя Земля, наконец! Но зачем всё это? Для каких целей? Кто всё городит этот огород?

Марта могла бы ещё долго сыпать эмоциональными вопросами, но ситуация неожиданно переключилась. Как раз в тот момент, когда они в своих дебатах дошли до обличения неизвестного закулисья, пробегавший мимо физкультурник остановился прямо около них – у него развязался шнурок на спортивном ботинке. Человеку было около шестидесяти, он очень устало дышал и сильно потел. Видно, что бежал издалека или очень быстро.

Ребята вскользь посмотрели на него и, не найдя в физкультурнике ничего интересного и ничего угрожающего, продолжили свою полную накала беседу в стиле инферно. Только Михаил как-то особенно посмотрел на физкультурника и, когда они встретились глазами, Жене показалось, что их глаза наполняются слезами. «Нет, не слёзы, – подумал юноша, заметив это. – Видимо, пот».

Вдруг бегун наконец-то завязал свой непослушный шнурок и резко выпрямился. В этот момент раздался еле слышный выстрел, физкультурник упал, сражённый невидимым стрелком. В полуобморочном состоянии Женя, Марта и Витя стояли над его недвижимым телом и в полной прострации следили за тем, как выливается кровь из его ещё тёплого тела. Никто и не заметил, куда пропал Михаил…


1 Прообраз Девы Марии, олицетворение созвездия Девы.

2 Серпух – русск. «змей» (ср. серпент).

3 Велес – дракон, олицетворение созвездия Дракона.

4 Яга – змея, роженица (помощница при родах), олицетворение змеи, держащей Землю; в наши дни находится в нави.

5 Уильям – английская форма имени Велес.

6 Кейт, Екатерина – английская форма имени Яга.

7 Езус – змей Ящер, в прежние времена – мужская ипостась змеи Яги; прообраз кельтского Езуса и семитского Иисуса.

8 Космос.

9 Отражение космоса на Земле (географическая карта).

10 Glock GmbH (по-русски произносится Глок ГмбХ) – австрийская фирма – производитель оружия.

11 «Блуд» от англ. «кровь».

12 Буквально франц. «природа мертва».

13 Часть современной Венгрии.

14 По исследованиям европейских генетиков средиземноморские народы, включая французов, испанцев и др., обладают 4 процентами генов неандертальцев.

15 Англ. разговорное «чудище».