№1 [117]
00`00``01.01.2013 [Σ=1]
ЖУРНАЛ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ - «ОРГАНИЗМИКА»
Organizmica.org/.com/.net/.ru
НОВАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ОРГАНИЗМИКА

История

Разделы Организмики

Русский Китай

(экспорт цивилизации)

Андрей Александрович Тюняев,
президент Академии фундаментальных наук (Москва), ВЦ РАН, академик РАЕН,
2008 – 2011 гг.

Глава IV.
Торговля в раннем средневековье

Содержание
Глава I. Этногенез территорий современного Китая.
Глава II. Культ змеев-драконов: Сварога, Лады, Юши и других.
Глава III. Древняя торговля с «Китаем».
Глава IV. Торговля в раннем средневековье.
4.1. Лазуритовый путь.
4.2. Янтарный путь.
4.3. Находки шёлковых тканей.
4.3.1. Распространение шелкопряда.
4.3.2. Где находились серы, производители шёлка.
Глава VII. Оборонительные сооружения русов против дикарей юга.
Глава VIII. Империя.

4.1. Лазуритовый путь

Лазурит являлся объектом торговли и в раннем средневековье. Гочевский археологический комплекс расположен на правобережной трассе реки Псёл в 2-х км к северу от села Гочево Беловского района Курской области, на крайних восточный границах Чернигово-Северской земли, здесь археологи нашли две лазуритовые подвески1. Некоторые исследователи, например, Т.И. Макарова, замечают, что подвески такой формы являются характерными украшениями обитателей южнорусских степей и Сибири 10 – 11-го веков2, вновь объединяя Центральную Русь с Сибирью. О.И. Давидан чётко обозначает египетские связи северян. Он считает, что лазуритовые подвески треугольной (женские) и ромбической (мужские) формы (наряду с подвесками из сердолика) представляют собой сильно схематизированные изображения священных жуков-скарабеев3.

Подвески из лазурита, помимо Гочевского комплекса, были обнаружены на ряде археологических памятников, в том числе и в Саркеле – Белой Веже (в слое третьего периода цитадели на раскопе II и в ряде погребений), и датируются второй половиной 11 – началом 12-го веков4. Находки амулетов из лазурита встречаются в древнерусских городах (Новгород, Муром и др.) в слое 12-го в. На Селитренном городище и в Булгаре они также обнаружены в домонгольском слое5. Они зафиксированы в городе Маджар на Северном Кавказе6 и в Средней Азии7.

Г.Ю. Стародубцев считает, что «подвески, обнаруженные в Гочево, вероятно, были изготовлены в мастерских Волжской Булгарии из лазурита, привезённого из Афганистана (Бадахшанское месторождение). Их появление на археологическом памятнике юго-востока Древней Руси было обусловлено достаточно тесными контактами местного населения с кочевниками и наличием оживлённых связей посредством трансъевропейского торгового пути Каев-Булгар, существовавшего в 11 – 12-м вв., по которому товары из Средней Азии и Волжской Булгарии попадали на территорию Киевской Руси и далее в Византию и Западную Европу»8.

Несмотря на то, что при раскопках на территории Украины поселения времен Киевской Руси был найден крест, выточенный из лазурита, привезённого из Северного Афганистана или Южного Памира, Г.Ю. Стародубцев торопится со своими предположениями: в 11 – 12-м веках Киевская Русь представляла собой ещё только нарождающееся государственное образование. А вот, назовём её Московская Русь, напротив, была уже развитым государством, потому что уже несколько тысячелетий была главной участницей международной торговли. Булгария же представляла собой крохотное образование, сосредоточенное на восточных волжских рубежах и являющееся всего лишь одним из многочисленных придорожных мест торговли.

Из знаменитых горных выработок Бадахшана в Афганистане его доставляли в Хорасан, Ирак и Византию. Греческие камнерезы изготавливали лазуритовые нательные крестики, которые «обеспечивали» их носителю покровительство «небесных сил». Такие крестики в золотой оправе недавно обнаружили в тайнике под зданием Патриаршего дворца в Московском Кремле. Антропоморфные подвески-амулеты из лазурита часто встречаются при раскопках половецких9 курганов.

Среди украшений, найденных в погребениях на могильнике Санаторный 1, обнаружены подвески из лазурита в виде овала. В погребениях могильников Приобья встречены фрагменты тонкой шёлковой и грубой ткани и кожи. Женщины Приобья носили длинные распашные платья, рукава и подол которых расшивались несколькими рядами бусин из цветного стекла, сердолика и лазуритовыми подвесками. Обязательным элементом убранства женщины был нагрудник. Нагрудник с могильника Осинки расшит бусами, треугольными и ромбическими пластинками из лазурита и перламутра. К нижнему краю нагрудника, подвешивались крупные перламутровые пластины с точечным орнаментом. С груди до живота на узкой ленте свисала крупная лазуритовая или бронзовая овальная подвеска. Овальное, свободно ниспадающее ожерелье являлось главным украшением костюма. Оно было составлено из различных по цвету и форме бус: бипирамидальных шестигранных и восьмигранных, призматических уплощенных, эллипсовидных, шаровидных сердоликовых, эллипсовидных агатовых, опаловых, гагатовых, шаровидных хрустальных, бесформенных янтарных. Дополняют ожерелье, а иногда являются его основой подвески из лазурита и янтаря. Судя по находкам на могильнике Осинки на Алтае от ожерелья по плечам, наподобие эполет, спускалось несколько коротких низок из сердоликовых бус. Верхняя одежда представляла собой кафтан. Кафтан украшался бусинами из стекла, разноцветной яшмы, сердолика, агата и подвесками из лазурита от груди до пояса, у подола и на обшлагах. Кафтан подпоясывался поясом, от которого сохранились круглые железные рамчатые пряжки и застежки. Возможно, что поясов было два. Пояс украшался железными сердцевидными бляшками, а так же бусами и подвесками. К поясу подвешивались украшения и предметы быта: нож, вилка, ложка, гребень, сумочка. В сумочке мог помещаться железный или костяной футляр для игл. Так же к поясу подвешивалось бронзовое зеркало10.

В пределах России и Китая и по плоскогорьям Тянь-Шаня и Памира были расселены потомки ариев – «кыргызы» (R1a1). Сначала это были люди европеоидной расы, чьи предки пришли сюда с Русской равнины. Но потом началась активная метисация с местными и пришлыми монголоидами. В результате большая часть европеоидного генотипа была вымыта монголоидными включениями, и кыргызы стали монголоидами. Победа «кыргызов» в войне с уйгурами в 9-ом в. открыла им дорогу к торгово-ремесленным центрам Семиречья и Восточного Туркестана. В кыргызских памятниках 9 – 10-го вв. количество импортных вещей значительно возросло. Например, сабля из кургана Багыра в Туве имела чеканенную растительную орнаментацию вдоль клинка, арабскую надпись с изречением из Корана: «Помощь от Аллаха и близкая победа» и фигурной орнаментированной гардой. Эта находка свидетельствует о торговле «кыргызов» с мусульманскими странами Среднего Востока. В земли кыргызов в Саяно-Алтае завозилась драгоценная пиршественная посуда и украшения из драгоценных камней и бадахшанского лазурита. В кыргызском кургане на юге Тувы найдены фрагменты берестяного предмета с надписями тибетским письмом, содержавшим текст религиозного содержания, относящийся к тибетской религии бон.

О контактах Северо-Восточной Руси с Грузией в 12-м веке С. Валиулина, пишет, что контакты «не сводились, очевидно, только к торговым операциям, в археологических материалах Биляра имеются свидетельства влияния грузинского ремесла на деятельность билярских керамистов». Исследователь также сообщает, что свидетельством торговли между Грузией и Русью в 12-м веке «…является и партия грузинского оконного стекла. Именно в это время активизируются взаимоотношения Грузии и Северо-Восточной Руси. Летом или осенью 1185 года был заключен недолгий брак царицы Тамар и Георгия [Грузинские документы…, 1982, стр. 60], сына владимиро-суздальского князя Андрея Боголюбского. …Брак способствовал развитию связей между Владимиро-Суздальским княжеством и Грузией, которые традиционно осуществлялись Волжским путем, и Волжская Булгария должна была участвовать в этих, прежде всего, экономических контактах и как самостоятельный партнер обеих сторон, и как торговый посредник»11.


Рис. 4.1.1. Лазуритовый путь (9 – 12 вв.).

Даже эти несколько набросков о находках лазурита и некоторых других товаров в период раннего средневековья говорят о том, что и в это время Русь являлась частью торгового пространства, охватывающего сразу несколько континентов. Причём, обращаясь к реальным названиям государств, существовавших в рассматриваемое время, отметим, что Русь уже существовала и именно под таким именем она наносилась на все карты того времени и чуть позднее. А Китаем назывались земли, расположенные к северу от «Китайской» стены. Южные земли именовались Синой.

4.2. Янтарный путь

4.3. Находки шёлковых тканей

4.3.1. Распространение шелкопряда

4.3.2. Где находились серы, производители шёлка

Янтарные бусы обнаружены в Болгаре, на Нижней Волге, в могильниках Крыма и Черноморского побережья Кавказа 8 – 9 вв., в Старой Ладоге (9 в.), в Новгороде (10 – 12 вв.), в Полоцке, Пскове, в Старой Руссе, начиная с 10-го в., в Беловежском могильнике, в кургане на Полтавщине, в Танкеевском могильнике 9 – 10 вв., в Кара-Коруме (13 в.), в погребениях могильников Верхнего Прикамья (11 в.), в могильнике Белой Вежи и др.

М.Д. Полубояринова в своей монографии подробно описала находки из средневековых городов Поволжья – Болгара, Сарая, Нового Сарая, Увека – и сделала следующее заключение: «Большое число украшений из различных материалов – это свидетельство налаженных торговых связей Поволжья со странами Востока и Запада как в домонгольский, так и золотоордынский период истории. Месторождения многих цветных минералов, имеющиеся на Урале, в средние века, видимо, широко не разрабатывались, поэтому все рассмотренные вещи или сырье для них были доставлены издалека. Сокровищницей всего континента в течение нескольких тысячелетий являлись страны Передней и Юго-Восточной Азии – Иран, Афганистан, Индия, а также наши среднеазиатские области. Здесь добывались и расходились по всему тогдашнему миру бадахшанский лазурит, нишапурская бирюза, нефрит Куэнь-Луня. Средневековые разработки различных цветных камней открыты в горах Средней Азии. Лазурит и нефрит добывались, видимо, и в районе озера Байкал. С запада, с берегов Балтийского моря и, возможно, из Приднепровья шёл янтарь.

Только происхождением из одного источника можно объяснить стандартность сердоликовых бус для всей Восточной Европы (Руси – авт.) на определенных хронологических этапах. Попытка в свое время объяснить обилие сердоликовых бипирамидальных бус в древнерусских курганах их местным производством была оспорена в ходе дальнейших исследований. Одним из аргументов было совпадение ареала каменных бус на территории Древней Руси с ареалом восточных монет – дирхемов в 10 – 11-го вв. Другой довод состоит в наличии подобных форм бус в Индии, причем более древних, нежели на Руси [Фехнер, 1959, стр. 152, 154]. К этому можно добавить соображение о том, что наличие огромного числа каменных бус в курганах соседствует с их единичными находками в культурном слое городов. Именно города, как центры ремесла, должны были бы производить и, в основном, потреблять эти бусы и лишь часть их сбывать в сельские местности. Кроме того, такие бусы есть в более ранних памятниках Кавказа, Крыма, Прикамья и т.д. Все это не исключает возможности доработки изделий на месте – об этом говорит находка в киевской землянке начала 13-го в. массы хрустальных (1274 экз.) и сердоликовых (65 экз.) бус, среди которых были недосверленные, расколотые, т.е. бракованные.

Снабжение Руси полудрагоценными камнями, видимо, шло через Волгу, т.е. через Болгар, а в золотоордынское время и через Сарай. На Волгу эти традиционные восточные товары поступали большей частью из Средней Азии.

Высказывается точка зрения, что сердоликовые украшения, попавшие по Волжскому пути на Север Европы, шли не только из Средней Азии, но и с Кавказа. В доказательство приводится сходство сердоликовых бус Старой Ладоги и скандинавских памятников с бусами северокавказских могильников этого же и более раннего времени. Но все эти же формы бус присутствуют и в памятниках Средней Азии 10 – 15-го вв. и более раннего времени. Такие же бусы изготавливались в Индии и Иране в значительно более раннее Время. Призматические уплощенные и 14-тигранные сердоликовые бусы встречаются уже у сармат Поволжья. В.Б. Ковалевская относит к местному производству на Северном Кавказе лишь плохо обработанные бусы и подвески из сердолика низкого качества.

Крупнейший знаток цветных камней, в том числе и археологических, Г.Г. Леммлейн считал, что изделия из твердых камней (в основном, бусы) играли существенную роль в торговле древней Индии, т.к. в обмен на них ввозились металлы, которыми Индия не богата. Именно этим Г.Г. Леммлейн объяснял обилие привозных каменных бус в памятниках Кавказа, богатого цветным металлом, приводя слова Плиния о том, что Индия не имеет ни меди, ни свинца, а выменивает их на свои драгоценные камни. Кавказ, по-видимому, не поставлял большого числа каменных бус в Восточную Европу, но мог служить связующим звеном в транзитной торговле Ирана с североевропейскими странами.

Наша находка в Волгаре скарабея из сердолика, очень похожего на скарабея из Агач-Калинского могильника из Скандинавии, как бы наглядно восстанавливает этот путь. Представляется маловероятным, чтобы эти сердоликовые скарабеи изготавливались на Кавказе, поскольку отсюда пока известна всего одна находка, т.е. меньше, чем из Швеции, конечного пункта этого пути. Скорее всего, Агач-Кала – такой же промежуточный этап, как Болгар или Старая Ладога. Где же изготавливались сердоликовые скарабеи – поздняя реплика на древний египетский талисман – пока установить не удалость. Кочевнические лазуритовые подвески представляют собой, видимо, другую ветвь этой же традиции.

В связи с рассмотрением роли Кавказа, как источника поступления на Русь массы каменных украшений, можно вспомнить, что А.Е. Ферсман, знакомившийся с археологическими коллекциями наших музеев, отмечал редкое проникновение с Кавказа на Русь бус из обсидиана, гагата, мраморовидного оникса и бирюзы. По его словам, все самоцветы, которыми восторгались иноземцы, попадали на Русь из Византии и с Востока через посредство греческих и бухарских купцов, от кочующих народов Средней Азии и Китая, или с Запада от ганзейских купцов, а также через генуэзцев и венецианцев.

Таким образом, полудрагоценные камни на Волгу шли, в основном, из Средней Азии или через Среднюю Азию. Караваны на такие огромные расстояния редко шли транзитом. Обычно торговля велась поэтапно – груз доставляли в крупный торговый пункт, где он переходил в другие руки и откуда он, дополненный товарами этого рынка, следовал дальше. Такими пунктами, где могли пополняться и переформировываться грузы, были и Мера, и Бухара, и Самарканд, и Отрар, и Ургенч, т.к. все эти города стояли на известном ещё в раннее средневековье торговом пути из Арабского халифата в Восточную Европу, к Волге. Этот путь шёл через Иран и Афганистан, Среднюю Азию, плато Уст-Юрт, разделяющее Аральское и Каспийское моря, а дальше – или через Каспийское море в низовья Волги или севернее, посуху, на Среднюю Волгу к Болгару. Этим же путем через Кабул – Балх – Термез к городам Согда шёл мощный поток индийских сердоликовых бус, наводнивших с сер. 1-го по сер. 2-го тыс. области Восточной Европы. Нужно полагать, что кораллы, перламутровые раковины, раковины каури были доставлены с побережья южных морей по этим же дорогам.

Нефритовые изделия шли из Китая. Их немного на Волге, все они относятся к золотоордынскому периоду и найдены в городах Золотой Орры. В Болгаре они почти не встречены, хотя китайский фарфор – селадон здесь довольно частая находка. Китайские товары поступали по пути, проходящем через Монголию – Семиречье – Баласагун – Отрар и дальше по Сыр-Дарье до Аральского моря, до Каспия, до Волги. Находки в Болгаре и Сарае поясных нефритовых бляшек, такие же, как в могильниках близ Алма-Аты и на Среднем Енисее, где они изготовлены из местного нефрита, говорит о том, что нефритовые изделия могли поступать не только из Китая, но и из восточных областей Средней Азии или из Забайкалья. Украшения из гагата могли доставляться с Кавказа, где в Западной Грузии были известны его залежи.

По Волге товары шли дальше в северные области Руси, в Скандинавию, или от Болгара сухопутным путем к Киеву. Все эти пути функционировали и в период 10 – начало 13-го вв., когда были нарушены татаро-монгольским завоеванием. С установлением Золотой Орды, когда Северный Хорезм стал ее частью, а забота о торговле – одной из государственных забот, были возобновлены караванные пути и поступление восточных товаров, в том числе цветных камней, на рынки Сарая, Болгара и других городов Поволжья продолжалось.

О восточном происхождении изделий из цветных камней говорят их формы. Все они находят аналогии в Средней Азии, Индии. Таковы бусы из сердолика, хрусталя, бирюзы, аметиста и других камней. Например, форма и орнаментация сердоликовых бус с щелочным узором сходна с бусами Индии. В.Б. Ковалевская отмечает, что редкие находки орнаментированных сердоликовых бус в курганах Северной Руси имеют аналогии в Индии, в то время как орнаментация бус, найденных на Северном Кавказе, говорит об их иранском происхождении. Видимо, и Русь, и Волжская Болгария получали такие бусы из одного источника – из Индии, т.е. Русь получала их через Болгар и другие поволжские центры.

Формы подвесок, найденных в Поволжье, также обычны для среднеазиатских областей. В Поволжье и Прикамье подвески такой привычной формы изготавливали из янтаря – материала, пришедшего с Запада. Единичные находки таких янтарных подвесок в некоторых русских городах говорит не о том, что их делали на Руси и отвозили на восток – в Саркел и города Волжской Болгарии, а о том, что их форма была заимствована русскими у восточных соседей.

Найденные в Болгаре (как домонгольского, так и золотоордынского периодов) и в городских центрах Золотой Орды украшения из цветных камней и других поделочных материалов позволяют судить не только об уборе жителей этих областей в средние века, но и о торговых связях Поволжья в 10 – 15 вв., об уровне местного ремесла. Наличие большого числа бус и некоторых других украшений 10 – 11 вв. э культурном слое Болгара подтверждает его значение, как крупного торгового центра этого периода. Находки в Болгаре 14 в. и в других крупных центрах Золотой Орда говорят о появлении здесь камнеобрабатывающего ремесла, носители которого, так же, как и сырье для изделий, доставлялись, в основном, из Средней Азии»12.

Мы специально дали столь обширную цитату, поскольку она полностью покрывает многое из ранее сказанного нами – все те же торговые связи, все те же регионы, все те же пути транспортировки материалов и уже готовых изделий. Добавим ещё лишь несколько штрихов. В Новгороде в слоях второй половины 12-го в. найдены остатки мастерской древнего художника с 1150 мелкими кусками янтаря. Другую мастерскую по обработке янтаря нашли на месте старой Рязани (работала до 1247 г.). Ещё одна мастерская с заготовками украшений из этого самоцвета раскопана на новгородской земле в слоях 14-го в. Кусочки необработанного янтаря, бусы и крестики находили в слоях 14 – 15-го вв. при раскопках крепостей в городах Приозерске и Орешке.


Рис. 4.2.1. Янтарный путь (5 – 12 вв.).

Концом 5-го – началом 8-го веков датируется подвеска из янтаря, найденная в Горьковском Поволжье. Она имеет вид неправильного диска диаметром 1 – 1,8 см, подвешивалась к браслету. Близ хутора Комаровка Ростовской области в кургане 6-го в. обнаружены останки воина с оружием, богато отделанным золотом и горным хрусталем, и два ожерелья из янтаря. Необработанный янтарь и изделия из него выявлены в Сибири, в частности в известных могильниках в Ольхоне. На рис. 4.2.1 отмечены лишь некоторые места находок и некоторые места добычи янтаря, чтобы показать распространённость самоцвета. А сами торговые пути были уже твёрдо сложившимся явлением, которое мы подробно показали на других картах.

4.3. Находки шёлковых тканей

4.3.1. Распространение шелкопряда

4.3.2. Где находились серы, производители шёлка

Наряду с обозначенными выше товарами по древнему Северному торговому пути продолжал торговаться шёлк. Сейчас территорию, занятую ранее восточной частью Северного торгового пути, заняли татары. Как известно, этническую основу татар Среднего Поволжья и Приуралья составляют тюркоязычные племена, которые расселились на территории Средней Волги и Прикамья за некоторое время до монгольского нашествия. С их расселением перестали действовать многие древнерусские центры. Среди них, например, Волжская Булгария. Она имела довольно богатую культуру, влияние на которую оказали культуры Передней и Средней Азии, влившись в край по большой водной дороге, которая, как мы сегодня знаем, являлась продолжением Шёлкового Пути.


Рис. 4.3.1. Традиционный маршрут «Великого шёлкового пути (1 в.).

Ранее мы показали, что на Руси и в Европе шёлк был известен уже в 6-м веке до н.э Здесь в очередной раз обратимся к решению «шёлковой» проблемы, в которой, так же как и во всей истории Древней Руси, одни сплошные противоречия. Так, первое, исследователи средневекового текстиля считают, что в раннем средневековье крупными центрами шелководства и шелкоткачества, по данным письменных источников, являлись в Средней Азии – Самарканд, Бухара и Мерв, в Иране – Шираз, Иезд, Нишапур, Тебриз и Рей, в Византии – Константинополь, Солунь, Коринф, Фивы, в Испании – Альмерия, Кордова, Севилья, Мурсия, Малага и Гренада13. «Естественно» в этом списке нет ни одного текстильного шёлкового центра, расположенного на Руси (или в Скифии).

Второе – шёлковый текстиль являлся одним из важнейших объектов международной торговли и дорогих товаров. Согласно договору Игоря с Византией 945 г., в Византийской империи раб оценивался в два куска шёлка, содержащие количество материи, достаточное для раскроя двух длиннополых платьев. Нередко шёлком уплачивались государственные долги, награждали, одаривали царей и послов, выплачивали жалование наёмникам14.


Рис. 4.3.2. Олег прибивает щит к вратам Царьграда. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. Ф. Бруни (обратите внимание, крепостная стена не такая, как на Руси и в Китае).

Между тем, распространение археологических находок шёлка на территории Древней Руси рисует иную картину. В дохристианское время находки шёлковых тканей обнаружены на территории русских княжеств более чем в 200 пунктах (см. рис. 4.3.3). Они в основном сгруппированы в пределах Рая15 (более 80%) и лишь немногим вдоль Днепра. То есть максимальная концентрация находок – в Московской, Владимирской, Ивановской и Ярославской областях. Как раз в тех, в которых в это время наблюдался подъём населения (см. диаграмму). Интересно отметить, что пику населения на диаграмме в районе Ярославля соответствует свой пик находок шёлковых тканей. Пику населения на диаграмме в районе Московской и Владимирской областей также соответствует свой пик находок. В вот пику населения на диаграмме, приходящемуся на южные области Древней Руси – Курскую и Киевскую, – нет соответствующего пика находок шёлковых тканей.


Рис. 4.3.3. Находки шелковых изделий 10 – 13 вв. на территории Руси: 1 – пункты находок: 2 – важнейшие торговые пути: 3 – области: I – Витебская; II – Владимирская; IIа – Вологодская; III – Волынская; IV – Гомельская; V – Горьковская; VI – Гродненская; VII – Днепропетровская; VIII – Житомирская; IX – Ивановская; X – Калининская; XI – Киевская; XII – Костромская; XIII – Курская; XIV – Ленинградская; XV – Львовская; XVa – Минская; XVI – Могилевская: XVII – Московская; XVIII – Новгородская; XIX – Псковская; XX – Рязанская; XXI – Смоленская; XXIа – Тульская; XXII – Хмельницкая; XXIII – Черкасская; XXIV – Черниговская; XXV – Ярославская16.

Такое несоответствие численности населения и распространения находок шёлка позволяет предположить, что многочисленное население Курской и прилежащих к ней областей находилось далеко от единого государственного центра. Если бы не было централизованного государства, а были равноправные княжества, то курские князья вполне могли организовать свою торговлю шёлком, от чего остались бы следы, которые теперь проявляются в археологических находках.

По мере удаления от Москвы – Владимира – Ярославля плотность находок шёлка стремительно падает, и уже в европейской части они единичны. Этот факт позволяет сделать свои выводы, о том, что европейское население либо отстояло очень далеко от путей торговли шёлком, либо было настолько бедным, что шёлк для европейцев был слишком дорог. И, кроме того, такое распределение находок ясно свидетельствует, что центром торговли или производства шёлка было Волго-Окское междуречье.

Отсутствие мест находок вдоль Дона ставит под сомнение ценность этой реки как торгового пути в раннем средневековье (хотя население было многочисленном). Расположение находок вдоль другой реки – Днепра – позволяет видеть в этой реке основной торговый путь шёлком. При этом от Москвы до Киева по Днепру расстояние 1000 километров по течению, а от Стамбула до Киева – 1600 километров, причём по морю и против течения по Днепру.

Странным выглядит то, что Киев в это время был вроде бы столицей Древней Руси, а шёлк, как олицетворение богатства, был сконцентрирован в Московско-Владимирско-Ярославском регионе. Но понять это позволяет изучение местного населения. В конце 1-го тыс. н.э. в Московском крае жили вятичи и кривичи. Группы курганов (у станции Яуза, в Царицыне, Чертанове, Конькове, Деревлёве, Зюзине, Черемушках, Матвеевском, Филях, Тушине и др.) свидетельствуют о находившихся там в 10 – 13 вв. вятичских деревнях. Вятичи составили и первоначальное ядро населения Москвы. При этом раскопки, якобы, свидетельствуют о том, что в конце 11 в. Москва представляла собой расположенный у устья реки Неглинной небольшой городок с феодальным центром и ремесленно-торговым предградьем. А уже в 1147 году Москва «впервые» упоминается в летописи как владение Суздальского князя Юрия Долгорукого и в 1-й половине 13 в. Москва стала уделом, который иногда давали во владение младшим сыновьям владимирских великих князей.

То же пишут историки и о Владимире. Основан в 1108 году князем Владимиром Всеволодовичем Мономахом, якобы, для защиты Ростово-Суздальской Руси с юго-востока (от кого?). Вскоре около крепости вырос значительный торгово-ремесленный посад. В середине 12 в. Владимир был вотчинным владением князя Андрея Боголюбского, который в 1157 году перенёс сюда столицу Владимиро-Суздальского княжества и пытался сделать Владимир общерусским центром. И абсолютно то же – невзрачное – пишут историки и о Ярославле. Основан около 1010 года князем Ярославом Мудрым. Впервые упомянут в летописи под 1071 годом. С 1218 года столица Ярославского княжества.

При таком посыле летописных историков возникают закономерные вопросы. Где ютилось многочисленное население этих мест? Если допустить, что в деревнях, то почему эти «деревни» (прозванные западными историками городами) были столь богаты, что их население позволяло себе покупать шёлка во много раз больше, чем в столице – Киеве? И ещё вопрос: почему столь быстрыми темпами росли эти центры? Очевидно, что ответы состоят в том, что историки выдают неправильную историю Московско-Владимирско-Ярославского региона. Кстати, на дальнейшем рассмотрении истории шёлка мы это заметим ещё не раз.


Рис. 4.3.4. Фрагмент карты Аву Рихана Бируненсиса (1030 г.).

На карте Абу Рихана Аль Бируненсиса (1030 г.) обозначена Русь, располагающаяся между Днепром, Доном и Волгой. Никакой «Византийской империи» на карте нет. Нет никакой «Греции». Нет и «Египта». Обозначен также и Sin (Китай), а к северу от него пространства, занятые турками. Это карта тоже недвусмысленно говорит от значительной роли Руси для восточных стран, а также о незначительной незначительно роли «Греции» (или «Византийской империи»), которую картограф даже не удосужился нанести на карту.

* * *

На многих древнерусских памятниках раскопками выявлено по несколько образцов различных сортов шёлка, а, учитывая плохую сохраняемость шёлка в земле, несомненным является и то, что найденные фрагменты составляют лишь небольшую часть того множества шелковых тканей, которые обращались на русском рынке17. Из Руси шёлк экспортировался в Западную и Северную Европу – Польшу, Чехию, Южную Германию, Скандинавию и другие страны. Например, привезённый с Востока шёлк найден в Финляндии, на северном берегу оз. Пюхаярви, в могильнике 10-го в. Во французской литературе 12 – 13 вв. шёлковые ткани называются «русскими», видимо, потому, что во французское королевство они привозились русскими купцами18. Очевидно, Древняя Русь, Московский её регион, а не Киевский, являлась самостоятельным центром торговли шёлком.

Большинство исследователей, опираясь на данные письменных источников, относят шёлк к предметам роскоши, распространенным исключительно в княжеско-боярской среде. В летописях упоминаются дорогие сорта тканей, такие как фофудья, оловир грецкий, аксамит, которые применялись для парадной светской одежды и использовались для убранства дворцов и храмов. Эти роскошные полихромные материи с крупным узором воспроизведены на фресках Киевской Софии с изображением семьи Ярослава, на миниатюре «Изборника 1073 г.» с групповым портретом семейства Святослава, на фреске церкви Спаса на горе Нередице, на которой представлен её строитель новгородский князь Ярослав Владимирович в плаще из тяжёлого шёлка, обшитого золототканой тесьмой.

Однако подобные шелка не являлись массовой шёлковой продукцией для внешнего рынка. Более того, в Византии производство этих изысканных тканей являлось государственной монополией, и в 10-м в. продажа их была запрещена иностранным купцам. Да, и позже, в 11 – 12 вв., экспорт из Византии подобных материй был сильно ограничен, и они попадали в Западную Европу преимущественно в числе посольских даров, в качестве военной добычи или торговых пошлин19. Так обнаруживается ещё одно противоречие в толковании истории шёлка: откуда у русских крестьянок шёлк, если византийцы им не торговали?

И вновь обращаемся к археологическим находкам. По музейным коллекциям и архивным данным зафиксировано более 400 находок шёлкового текстиля. На территории Руси шёлк обнаружен в 10 кладах, зарытых в Киеве, Старой Рязани, Владимире и на городищах Киевской Руси. В некоторых кладах предметы украшения были завёрнуты в кусок шёлковой ткани, что говорит о не очень высокой стоимости шёлка на Руси. В Киевском кладе, обнаруженном на территории Михайловского монастыря, предметы шёлкового одеяния – платье, расшитое золотом, фата и плащ из узорного плотного шёлка были зарыты в землю вместе с украшениями. Остатки шёлка найдены в 33 погребениях феодальной знати, вскрытых в Киеве, Старом Галиче, Владимире-Волынском, Белгороде, Смоленске, Старой Рязани, Москве, Владимире, Новгороде.

В фондах Новгородского музея-заповедника хранится обшлаг от одежды князя Владимира Ярославича, захоронённого там в 1052 г. На червчатом шёлке прекрасно сохранилось древнерусское золотное шитье. В музее Новгорода сохранились также поручи Варлаама Хутынского (умер в 1193 г.) с золотным шитьём по синему шёлку и шёлковая фелонь Антония Римлянина 12-го в. Фрагменты шёлка найдены и в культурных слоях 11-го – начала 13-го вв. Райковецкого и Изяславского городищ, разорённых в 1241 г., а также в культурных слоях Старой Руссы, Новгорода, Мстиславля, Гродно, Новогрудска. В Суздале обрывок шёлка с золотной вышивкой, лежащий в берестяной коробочке, обнаружен в жилом комплексе 12 – 13 вв.

Но отметим самое важное: преобладающее количество находок шёлковых изделий – около 350 фрагментов – происходит из рядовых курганных захоронений сельского и городского населения. Такое положение опровергает распространённый в исторической литературе взгляд на шёлк как на товар редкого потребления, доступного лишь социальной верхушке древней Руси. И, если вспомнить, что 1) выше мы сказали о чрезвычайно высокой стоимости шёлка, 2) о запретах в Византии на торговлю им, 3) что находки принадлежат к дохристианскому периоду, а также, 4) негородскому населению Древней Руси, то становится ясно, что, во-первых, сельское население Древней Руси жило весьма богато, и, во-вторых, Древняя Русь представляла для семитской Византии лакомый кусок в качестве объекта завоевания. Скорее всего, это и было поводом для так называемого крещения, в результате которого византийские семиты разорили Русь.

* * *

От стен шведского города Бирки20, который по значению в хозяйственной и культурной жизни раннесредневековой Северной Европы историки сравнивают с древнерусским Новгородом, начинался путь «из варяг в греки», в 10 – 12 вв. связывавший Швецию с Русью, Византией, Ближним Востоком, Средней Азией. В могильниках Бирки археологи находят фрагменты шёлковых тканей из Китая, керамические и бронзовые сосуды из Ирана, ювелирные изделия из Византии и Древней Руси, арабские монеты и франкские изделия из стекла. Находки монет исчисляются тысячами – всего здесь найдено более 50 тысяч арабских, более 90 тысяч европейских монет. И всего около 800 византийских монет (то есть всего порядка 1 процента), что наглядно иллюстрирует несущественную роль Византийской «империи» в северной торговле.

В Эрмитаже собраны археологические материалы по исследованию древней Ладоги, открытые за 50 лет. Особый интерес представляли находки из нижних слоев Земляного городища (8 – 9-го вв.), отражающие материальную культуру Ладоги времени формирования первой столицы древнерусского государства. Кроме тысяч обломков глиняных сосудов в Эрмитаже хранятся различные бронзовые украшения (среди них: 4 височных кольца, подвески, бляшки, цепочки), 4 литейных формы, 12 тиглей и льячек; изделия из железа: 3 наконечника копий, 6 наконечников стрел, удила, 3 топора, сошник, кузнечные клещи, около двух десятков ножей; изделия из кости: 14 гребней, 4 игральные шашки, резные фигурки, коньки, проколки; деревянные изделия: стержень с рунической надписью, 3 антропоморфных фигурки, более 50 образцов деревянной посуды, и в том числе, сделанной на токарном станке, части кораблей, детали саней, орудия обработки льна, деревянные мечи и копье, 4 лыжи и их обломки; десятки обрывков шерстяных, шёлковых и льняных тканей; более 50 кусков кожи (детали обуви и обрезки); тысячи бус из стекла, сердолика, горного хрусталя; более сотни находок из янтаря (бусы, подвески и куски без обработки)21.

Под Одинцовом, в Немчиновке и близ деревни Подушкино обнаружены могильники вятичей и кривичей. А севернее Одинцова, вдоль реки Самынка расположен курганный комплекс из 248 курганов – самый большой комплекс в Подмосковье. С 1958 года вскрыто более 50 курганов, в которых найдены уникальные предметы вятичей. Среди них орнаментированные височные кольца, трубчатые замки, фигурные личины и другие предметы. В одном из погребений были обнаружены многоцветные шёлковые ткани. При раскопках кургана № 7 в группе Одинцово-3, датированной по комплексу керамики и вещей 12 века, в 1958 году было вскрыто погребение. Здесь найден костяк длиной 190 сантиметров. Из погребения был взят череп, по которому известный антрополог М.М Герасимов восстановил портрет немолодого человека. По предположению учёного, это был 40-летний крестьянин из племени кривичей22.

Сельским населением Древней Руси шёлк использовался для отделки праздничного костюма, сшитого из шерстяной или льняной ткани. Чаще всего остатки шёлка встречаются в женских погребениях. Полосками шёлка, обычно красного цвета, украшенными нередко золотной вышивкой или декоративной тесьмой, обшивали ворот верхней одежды и обшлага рукавов. Шёлк использовался и для женских головных уборов.

Костюм северян, вятичей и радимичей восстанавливается на основе археологических данных о народах салтово-маяцкой культуры, её первого, лесостепного варианта, а именно о находках тканей на поселениях, граничивших с северянами и находящихся на одном торговом пути23. При этом следует учитывать, что хотя взаимовлияние роменской и салтовской культур прослеживается археологически, это относится к другим сторонам жизнедеятельности, в костюме оба народа оставались привержены своим традициям. Поэтому использовать можно только данные о шёлковых и шерстяных тканях центра Русской равнины. Особо следует учесть тот факт, что северяне, особенно посеймская группа, почти не пользовалась киевским импортом, например, на Большом Горнальском городище в слое конца 10-го в. из всего керамического комплекса не более 5% представляют собой круговую керамику киевского типа24.

Таким образом, влияния дружинной культуры в северских землях не было до самого рубежа тысячелетий. Даже представители знати у северян отличались от простых горожан только большим количеством традиционных украшений, и, видимо, использованием в костюме привозных тканей, но не особым кроем одежды. О невысокой цене шёлка на Руси говорит и тот факт, что из шёлка изготовляли чехлы для кожаных изделий. Так, в одном из курганов Московской области, близ деревни Аниськино, находились фрагменты сафьянового кошелька в шёлковом чехле, расшитом шёлковыми и золотными нитями. В нескольких курганах, как, например, в погребении 11-го в. у деревни Елисеевичи Смоленской области, шерстяные нитки, которыми были прикреплены к одежде металлические украшения, плотно обвиты для крепости шёлковой ниткой25.

У большинства этнографических групп русских, наиболее распространённым типом рубахи является рубаха с поликами, пришитыми по утку, у саянов и горюнов носились рубахи именно с поликами, пришитыми по основе. Исследователи отмечают, что такая рубаха «является на данной территории одной из древнейших». При этом «более широкая область её распространения – западные и юго-западные русские губернии: Калужская, Орловская, частично Смоленская и Московская, а также Черниговская. Если сравнить области распространения рубахи подобного типа с ареалами распространения славянских союзов племён в 9 – 12-го вв., то можно заметить почти полное наложение его на территорию расселения славян роменской культуры, к которым принадлежали северяне, радимичи и вятичи.

Ворот и низ рукавов отделан красным «диким» шёлком полотняного переплетения. Использование шёлка вполне оправдано, поскольку Горнальское поселение представляло собой богатый город, находящийся на торговом пути, ведущем в Хазарию и Булгар, а через них – в страны Востока. Археологически шёлковые ткани обнаружены на Нетайловском и Верхнесалтовском памятниках на Верхнем Дону (относятся к салтово-маяцкой культуре Хазарского каганата и находится на том же торговом пути, что и Горнальское поселение), находки датируются 9 – 10 вв.26. Известны находки в погребениях Гочевского курганного могильника конца 10 – 12 вв. в курганах конца 10 – первой четверти 11 в. фрагментов шёлковых кистей и шнуров. На протяжении всего средневековья и Нового времени, основными элементами народной вышивки были ромб, квадрат, свастика и их фрагменты27.

На восточном берегу озера Синеглазово, в местах распространения предыдущей, андроновской культуры (R1a1), Н. К. Минко в 1908 году раскопал 8 курганов, содержавших погребения эпохи раннего средневековья. В кургане, располагавшемся на озере Синеглазово, в 15 км восточнее г. Челябинска, обнаружено погребение мужчины-европеоида. В изголовье стояла небольшая серебряная чашка 11 см в диаметре, с погнутым дном и боковой трещиной, у края которой сохранилось отверстие с заклепкой. На дне чашки выгравирован стилизованный растительный орнамент, составленный из трех элементов: листьев, лепестков и бутонов. Промежутки в орнаментальном поле позолочены28.

Аналоги вещам из погребения встречаются в разных местах. Подвески – в верховьях р. Оби, в погребениях сросткинской культуры (9 – 10-го вв.), а также в погребениях 10-го в. у села Лопас Астраханской области. Бляшка с кольцом и шипами для крепления аналогична обнаруженным в Баяновском могильнике Пермской области. Короткий однолезвийный палаш длиной 63 см. с остатками ножен и серебряным наконечником с растительным орнаментом аналогичен палашам салтовских погребений второй половины 8 – 9-го вв. Восьмеркообразное стремя, сделанное из четырехгранного прута с плоским, слегка выгнутым подножием, по форме близко сибирским стременам из «кыргызских» погребений минусинской котловины (6 – 9 вв.). Обнаруженные на левой руке костяка железные удила с восьмеркообразными кольцами имеют также сибирские аналогии в погребениях 8 – 10-го вв на Оби. Браслет, находившийся на левой руке, аналогичен салтовским образцам второй половины 8 – 9-го вв. Часть вещей Синеглазовского погребения находят себе аналогии на территории центра Русской равнины (вятичи, кривичи и т.д.). Приведённые аналогии позволяют описываемое погребение отнести к концу 8 – первой половине 9-го вв.29.

Кроме металлических вещей, в погребении сохранились фрагменты шёлковой ткани, очевидно остатки верхней одежды – халата, и несколько кусочков очень тонкого шёлка. Под умершим находилась подстилка из редкой шерстяной ткани. У пояса и таза остались кусочки тонкой хорошо выделанной кожи. Ткань от халата имеет жёлто-зелёный табачный цвет. Она украшена рядами вытканных изображений гарцующих всадников. По мнению исследователей погребения, «шёлковая ткань, из которой сшит халат, несомненно, не местного производства, но происхождение её определить мы затрудняемся. По-видимому, халат попал на Урал откуда-то с юга»30.

Находки шёлковых тканей 8 – 9-го вв. из Мощевой Балки и окрестностей Нижнего Архыза свидетельствуют, что в раннем средневековье по территории Карачаево-Черкесской автономной области проходил отрезок Великого Шёлкового пути31. А вся география находок шёлка в раннем средневековье говорит о том, что на территории Руси этот материал прекрасно знали и широко использовали, получая его от разных производителей.

4.3.1. Распространение шелкопряда

Мы считаем, что насекомое шелкопряд живёт в Китае. И считаем так только потому, что привыкли так считать. Между тем, достаточно заглянуть в энциклопедию, чтобы узнать, что это не так. «Шелкопряд тутовый в диком состоянии неизвестен»32. В другом источнике видим то же: «Домашний шелкопряд, тутовый – это единственное полностью одомашненное насекомое, не встречающееся в природе в диком состоянии». Причём в результате одомашнивания насекомое изменилось биологически – самки его даже «разучились» летать; гусеница домашнего шелкопряда питается исключительно листьями тутового дерева. То есть тутовый шелкопряд – это домашний вид насекомого, и в природе его искать бесполезно.

Но должен быть близкий дикий вид. И тут много предположений. «Родиной этой белой бабочки средней величины (тутового шелкопряда – авт.) считают Китай, где уже за четыре тысячелетия до наших дней занимались шелководством». Или вот ещё: «Он (шелкопряд – авт.) был одомашнен несколько тысяч лет назад в Китае, где люди впервые научились разматывать шелковые коконы, получая из них длинные шелковины, а затем прясть из них нити33. На самом деле близкий к домашнему дикий тутовый шелкопряд обитает в Восточной Азии: в северных областях Китая и южных областях Приморского края России.

Мы рассмотрим распространения шелкопряда, не забывая, что промышленную нить можно получать не только от тутового шелкопряда, но и от других видов этого насекомого. Для этого воспользуемся системой поиска в сети Интернет и поисковыми словами «нашествие шелкопряда». Первые 500 страниц, выданных поисковой системой, позволят нам сформировать карту расселения шелкопряда, точнее, наиболее активные места его жизнедеятельности. Приведём несколько примеров34 проявления шелкопряда в дикой природе и сопоставим их с реконструируемым нами шёлковым путём.


Рис. 4.3.1.1. Шёлковый путь 10 – 12 вв. Центрально-русский фрагмент (закрашенные области показывают места нашествий шелкопряда).

На рис. 4.3.1.1 представлен фрагмент северного шёлкового пути, проходивший по территориям Центральной Руси в 10 – 12 веках. Закрашенными областями показаны районы нашествия шелкопряда в разные годы. Отметим, что в Ипатьевской летописи есть запись, датированная 15-м веком и сообщающая о том, что в Тверском княжестве нашествие шелкопряда-монашенки уничтожило почти все лесные массивы. В 2011 году нашествие шелкопряда состоялось в Кировской области, Нижегородской и Вологодской областях. Это не единичные проявления насекомого, а постоянная среда его обитания.

А вот рассказ очевидца этого явления: «Или в 1957, или в 1958 году. Перед самыми летними каникулами произошло необычное и страшноватое событие. Между нашей школой № 13 (вот тут: проезд 1-й Тушинский, дом 13) и железной дорогой тянулась, так называемая, лесополоса. Так, вот. На эти молодые посадки напал непарный шелкопряд. Насколько я помню, в том году случилось нашествие на Москву и Московскую область невзрачной некрупной серой бабочки – непарный шелкопряд»35.


Рис. 4.3.1.2. Шёлковый путь. Европейский фрагмент: слева – 6 – 4 вв. до н.э.; справа – 10 – 12 вв.

На рис. 4.3.1.2 представлены два европейских фрагмента шёлкового пути. Территория показана одна и та же, но время действия шёлкового пути разное. На левом фрагменте показан шёлковый путь, действовавший в Европе в 6 – 4 веках до н.э. На правом фрагменте – действовавший в 10 – 12 веках новой эры. Тёмными участками нанесены области массового распространения шелкопряда.

В 2003 году радиостанция «Бель.Эр-Тэ-Эль» о нашествии шелкопряда сообщала так: «Гусеницы уже "у дверей" Брюсселя. Столичные власти принимают превентивные меры. В городе Левен, расположенном примерно в 25 километрах от бельгийской столицы, отмечено уже свыше ста "очагов" размножения гусеничного шелкопряда». В 2007 году нашествию шелкопряда подвергся целый ряд городов Фландрии – нидерландоязычного региона на севере Бельгии. В 2004 году состоялось нашествие ядовитых гусениц дубового походного шелкопряда на Германию. На юге германской земли Гессен закрывались школы и детские сады. В 2009 году нашествие шелкопряда было в Роттердаме, Голландия.


Рис. 4.3.1.3. Шёлковый путь 10 – 12 вв. Южный фрагмент.

На рис. 4.3.1.3 представлен южный фрагмент шёлкового пути 10 – 12 веков. Путь проходит по Краснодарскому краю, идёт вдоль Волги на север, занимает всю центральную часть Руси, проходит по Западной Украине, идёт по Турции, Ирану, Туркменистану. Тёмные области на карте – это области нашествия шелкопрядов. В 2009 году нашествие шелкопряда в Краснодарском крае. Тогда же и крымские леса оказались под угрозой полнейшего пожирания шелкопрядом. В 2006 году в Волгоградской области был введён режим чрезвычайной ситуации из-за шелкопряда, который поразил 19 районов области. В июле 2004 года сосновые леса Лысогорского района Саратовской области оказались под угрозой исчезновения – 230 га поел сосновый шелкопряд. В Ширококарамшском лесхозе он уничтожил 300 га сосняка. Местах его традиционного пребывания – Волгоградская и Астраханская области36.


Рис. 4.3.1.4. Шёлковый путь 10 – 12 вв. Урало-Сибирский фрагмент.

В 2011 году нашествие шелкопряда в Пермском крае. В 2011 году в Абзелиловском районе Башкортостана пострадало более 1700 га. В 1955 году – все леса от Златоуста лысые были. В 2006 году – в Курганской области. Нашествие шелкопряда состоялось также в Челябинской области (2011 г.; Аргаяшский, Чебаркульский, Сосновский районы; 95,26 тыс. гектаров; в 2009 году – Каслинский район), аналогичное в этих местах было в 1953 году. В 2001 году пострадали от шелкопряда и пригороды Магнитогорска. В 2001 году в Тюмени поражение лесов непарным шелкопрядом наблюдалось на территориях практически всех сельских поселений района. Предполагалось, что миграция гусениц шла с юга, то есть из Казахстана и Курганской области. На юге Омской области в 1986 году было нашествие непарного шелкопряда. Гусеница вырастает до 8 сантиметров в длину и 2 сантиметра толщиной.

В 2004 году Новосибирская область пережила небывалое нашествие непарного шелкопряда. Насекомое поело 95 тысяч гектаров новосибирского леса. А к концу 2005 года площадь поражения составила уже 220 тысяч гектаров. Больше всех от шелкопряда страдают запад и юго-запад Новосибирской области37. В середине 90-х от шелкопряда пострадали леса в Западной и Восточной Сибири, а также на Дальнем Востоке. Только в Красноярском крае вспышка охватила территории 15-ти лесхозов, площадь поврежденных участков тайги составила более 600 тысяч гектаров.

В Красноярском крае помимо парного шелкопряда обитает также сибирский шелкопряд. Чёрные мохнатые гусеницы длиной в палец живучи: без пищи могут ползти до 5 километров, 96 часов существовать в горячей воде, и даже заморозки им не помеха, а личинки вообще переносят мороз до двадцати38. В 2009 году нашествие сибирского шелкопряда в Хакасии, в лесах Ширинского района. В 1994 – 1996 годах нашествию шелкопряда подверглась территория Усольского лесхоза Красноярского края.

В 2009 году в Ташкенте (Узбекистан) зафиксировано нашествие шелкопряда. В 2008, 2009, 2010 году Карасайский, Талгарский и др. районы Алматинской области и Северного Казахстана подверглись нашествию шелкопряда. О насекомых доктор биологических наук Казахского НИИ защиты и карантина растений Магжан Исин сообщил, что одна бабочка откладывает 1200 яиц, которые выдерживают температуру 40 – 42 градуса мороза.

Таким образом, мы видим, что весь северный участок урало-сибирского фрагмента шёлкового пути проходит по местам массового распространения шелкопряда, который периодически совершает набеги на местные леса. Вся протяжённость пути сопровождается чёрными зонами нашествий этих насекомых. Южный участок этого фрагмента шёлкового пути имеет только два очага активности шелкопряда – ташкентский и алмаатинский.


Рис. 4.3.1.5. Шёлковый путь 10 – 12 вв. Дальневосточный фрагмент.

В 2006 году в Курбинском лесхозе Хоринского района Бурятии зарегистрировано массовое размножение непарного шелкопряда. В 2005 году нашествие шелкопряда зафиксировано в 360 километрах от монгольской столицы Улан-Батор, близ горы Биндэр. В 2011 году – нашествие шелкопряда на Байкальское лесничество и за несколько лет до этого тоже. В 2007 году – в Архаринском, Бурейском, Октябрьском, Белогорском и ряде других восточных и центральных районов Амурской области. В 2006 году – в Хабаровском крае. В 2002 и 2009 годах нашествия непарного шелкопряда пережил Уссурийск.

Из представленного обзора видно, что на Руси ни шелкопряды, ни сам шёлк не были каким-то заморским явлением, а являлись своим родным бедствием, хотя также и вариантом получения нити. Не зря лесничие и сегодня называют нашествие шелкопряда не иначе как «после пожаров второе бедствие для наших лесов», или просто «зелёный пожар». Кроме этого, сама русская природа приспособилась к шелкопряду так: в периоды нашествия шелкопряда на леса, а это бывает поздней весной, гусеницы съедают всю зелень (листву или хвою) с деревьев, но деревья не погибают – они через месяц отращивают новую зелень.

Исследуя вопрос нашествий шелкопряда в Китае, мы обнаружили, что таковых нет. В мировых СМИ нет сообщений о нашествиях шелкопряда на территории Китая. Это может свидетельствовать не в пользу того, что современный Китай является разработчиком изготовления шёлковой ткани. Очевидно, все участки северного шёлкового пути проходили по лесам, исторически богатым шелкопрядом. Дальневосточный фрагмент северного шёлкового пути тоже проходил по всем тем территориям, где чрезвычайно распространён дикий шелкопряд. Причём здесь области его распространения огромны. Особенно отметим то, что ниже Монголии шелкопряд, тем не менее, не опускается.

Вывод из всего сказанного может быть только один: в северные территории современного Китая искусство получения шёлка пришло с дальневосточных территорий, и, не имея деятельной подпитки от дикой своей популяции, оказавшееся в домашнем хозяйстве насекомое было одомашнено и превращено в самостоятельный вид. Это вид отличается от дикого, распространённого по всей Руси, только тем, что более приспособлен к условиям жизни «в неволе», а также специфичностью питания.

4.3.2. Где находились серы, производители шёлка

Из сочинений греческого географа Дионисия Перигета, современника римского императора Адриана, мы узнаем, как высоко ценили римляне китайские шелка: «Серы создают драгоценные одежды из узорчатых тканей, чьи краски подобны полевым цветам, а тонкость соперничает с паутиной». В словарной статье, посвящённой шёлку и шёлковым тканям, автор десятитомного «Нового энциклопедического словаря изобразительного искусства» В. Г. Власов начинает рассматривать тему шёлка именно с этого, главного момента: «Серами (в отличие от синов) древние греки, а затем римляне называли северные китайские племена, торговавшие сухопутными путями шёлковыми тканями (лат. seres – "шёлковые люди" через греч. serikon от кит. sir – "шелковичный червь")»39.

В очередной раз заметим, сины – это южные весьма дикие племена (сегодняшние китайцы), а китайцы – это европеоиды, жившие в древнее время к северу от «Китайской» стены. Цитируемый автор это сразу же и подчёркивает. Он же приводит и этимологию. По его версии, сины – греч. sinai, thinai; ср.-лат. sinae – античное название южных племён Юго-Восточной Азии, искажённое китайское «циньцы» (Цинь в 632 – 628 гг. до н.э.). Сины поддерживали торговые пути через Южно-Китайское море и Индию в страны Средиземноморья. Отметим сразу, на наш взгляд всё изложенное автором сомнительно. Например, в указанные годы греки не знали Сины (или Китая) и не торговали с ней.

Н. Г. Власов приводит также и этимологию термина «"серы" – лат. seres – "шёлковые люди" (через греч. serikon, от кит. sir – "шелковичный червь, шёлк"). Так древние греки и римляне называли китайцев, производивших шёлковые ткани и торговавших ими на сухопутных караванных путях. Отсюда название: "серские ткани" (лат. sericus), т. е. китайские шёлковые ткани. Аналогичное название: "серские шкуры", вероятно, дорогие меха восточного происхождения. Серы упоминаются античными авторами с 4-го в. до н. э.»40.


Рис. 4.3.2.1. Средневековая карта «Скифия и Серика» по Птолемею. Серика располагается к востоку от Внешней Скифии Богумира.

Рис. 4.3.2.2. Средневековая карта «Скифия и Серика» по Птолемею41.

На рис. 4.3.2.1 и 4.3.2.2 представлены две практически одинаковые карты. Обе озаглавлены «Скифия и Серика». Наиболее поздняя датирована 1703 годом, но отражены на обеих картах данные, имеющиеся в распоряжении Птолемея. Обе карты снизу обрезаны 35-м градусом северной широты (в измерениях того времени). Поэтому обратимся к более полной карте (см. рис. 4.3.2.3), на которой изображён тот же регион, но также и пространства, расположенные дальше к югу.


Рис. 4.3.2.3. Фрагмент карты Азии42.

В самом начале 20-го века, изучая творения Геродота и других античных авторов, исследователи пришли к такому выводу: «Scythĭa, Σκυθία, знакомство с этой страной и ее жителями до Геродота было крайне недостаточно; но Геродот дает нам в 4-й книге наглядное описание, многие характерные черты которого мы находим в географии русского государства»43. Далее в цитируемой статье Любкер подробно даёт описание Скифии как Руси, сопоставляя города, реки, области и регионы.

Всю страну Птолемей разделял на две части: «Scythia intra и extra Imaum» («Σκ. η̉ ε̉ντòς καὶ η̉ ε̉κτòς Ίμάου»), т.е. «Скифия к западу и к востоку от горы Имы», которая, по мнению древних, далеко простиралась на север44. На других картах мы видим многочисленно, что гора Има (горы Богумира) – это современный Урал.

Согласно представленным картам, Серика (Serica) находилась в границах, заключённых к югу от Скифии Extra Imaum (Внешняя Скифия Богумира-Имы). Любкер называет эти горы «горы Имай», а аннибийские (Anibi) и авксакийские (Auxacii Mons) горы отождествляет с Алтаем. На западе Серика граничила с Бактрией. На юге Серика граничила с Синой. Две страны были разделены горами Sericus M. и Ottorocoras M. На юго-западе Серика граничила с Индией.

На представленном фрагменте отражено, что Серику населяли Исседоны. В 19-м веке об исседонах писали: «Исседоны одна из древних скифских народностей отдаленного северо-востока, известная древним грекам лишь понаслышке; Геродот рассказывает о них, что они съедали умерших родственников (кн. IV). Позднейшие греческие писатели под исседонами подразумевали многочисленное племя, простиравшееся от Имайских гор в Северной Азии до Серики (Китая)»45. Обратим внимание на то, Брокгауз и Ефрон отождествили Серику с Китаем.

В конце 20-го века сведения о исседонах не претерпели особых изменений: «Исседоны эсседоны – древнее племя, упоминается Геродотом, Помпонием Мелой, Птолемеем и другими античными авторами. В науке анализ полулегендарных сведений об исседонах привел к различным гипотезам о местонахождении этого племени (от областей Кавказа и Урала до Киргизии и Тибета). Согласно античным источникам, исседоны были родственны скифам»46.


Рис. 4.3.2.4. Фрагмент карты47.

На рис. 4.3.2.4 представлен фрагмент древней карты римских торговых путей античного времени. Она полностью повторяет вышеприведённые карты Птолемея. Чтобы сориентироваться на этой карте, мы оттолкнёмся от нескольких вполне идентифицируемых точек. Первая точка «1» (слева вверху фрагмента карты) помечает Каспийское море. Точка номер «2» поставлена рядом с устьем реки Ганг, нанесённой на карту под своим именем. Точка номер «3» «Sera Maior» обозначает искомую нами местность. Точка номер «4» поставлена над «путём слонов», очевидно, ведущим в Индию.

Далее эти же точки мы обнаруживаем на более современной карте (см. рис. 4.3.2.5). Точка номер «1», расположенная внизу фрагмента карты, помечает реку Ганг. Сама Индия расположена к западу от Ганга. То есть расположение этих точек – географических маркеров – такое же, как и на карте, изображённой на рис. 4.3.2.4. То есть южные точки-маркеры нами установлены. Северной точкой могут являться горы Anibi (Annibi). На карте (рис. 4.3.2.5) они изображены в северо-восточной части фрагмента, под номером «8». На карте (рис. 4.3.2.3) эти же горы расположены тоже в северо-восточной части фрагмента, на юге Скифии Интра Има, в свою очередь, расположенной к северу от границы с Серикой.


Рис. 4.3.2.5. Фрагмент карты Азии48.

То есть искомая нами Серика располагается между горами Anibi (с севера) и рекой Ганг (с юга). При этом на карте (рис. 4.3.2.3) Серика расположена к северу от Сины, то есть не на территории современного Китая. Карта (рис. 4.3.2.5) даёт нам понимание того, где находился Китай в древности. Точка «4» маркирует Китайск, а также его легендарную столицу – Камбалык. Тут же находится легендарное Лукоморье (точка «3), воспетое в русских сказках. Тут же протекает река Обь (номер «5»). Под номером «6» маркировано озеро Китай, располагающееся к северу от Ташкента (точка номер «2»). Точкой номер «7» маркирована Скифия. В своих верховьях Обь протекает через озеро, образованное плотиной и расположенное к югу от Новосибирска. Скорее всего, Новосибирск – это древний Камбалык. Далее на карте (рис. 4.3.2.5) Обь простирается на юг и доходит почти до Ташкента. Озеро Китай (на рис. 4.3.2.5) – это современное озеро Балхаш.


Рис. 4.3.2.6. Фрагмент шёлкового пути: снизу – участок Великого шёлкового пути; сверху – участок Русского торгового пути.

Таким образом, страна шелководов Серика находилась на территории современного Новосибирска – Барнаула – Горно-Алтайска. На восток Серика простиралась вдоль Северного шёлкового пути (см. рис. 4.3.2.6) по границе России с Монголией и уходила дальше – за Байкал. Там Серика и граничила с Синой – по Китайской стене. Серика, уходя на юг, достигала Ташкента. В этих местах, как видно из рис. 4.3.2.6, и в настоящее время зафиксировано обширное распространение шелкопряда. Следовательно, и в прошлом распространение этого насекомого могло быть таким же.

Древнерусское Китай, через татарское kytai происходит из тюркского kytan – «срединный». Судя по фрагменту, изображённому на рис. 4.3.2.5, древний Китай находился именно посередине известных тогда земель, а это были земли, расположенные к северу и востоку от озера Балхаш. Древнерусское шьлкъ и древнескандинавское silki происходят, якобы, из лат. sericus от seres, то есть ткань из Серики.

В 1240-х гг. возобновился «Великий шёлковый путь», или «Монгольский договор» (лат. Mongolica), по которому через города Южного Причерноморья морским путем венецианские торговцы перевозили восточные шёлковые ткани. В 13 – 14 веках при королевских дворах Западной Европы ценились шелка и назывались они «тартарские одежды» (итал. panni tartari), или «тартарские шелка» (англ. tartar silks), однозначно указывая на тартарское (русское), а не синитическое (современный Китай) происхождение.


1 Стародубцев Г.Ю., Отчёт об охранных раскопках курганного могильника у с. Гочево Беловского района Курской области в 1994 г. // Архив Института археологии Российской академии наук. – Ф. Р-1. – Д. 18967.

2 Макарова Т.И., Украшения из лазурита у кочевников 9 – 11 вв. // Археологический сборник Государственного Эрмитажа. – Л., 1962. – Вып. 4. – Рис. 120.

3 Давидан О.И., Скарабей из Старой Ладоги // Археологический сборник Государственного Эрмитажа. – Л. 1988. – Вып. 29. – С. 114.

4 Плетнёва С.А., Древнерусский город в кочевой степи: историко-статистическое исследование. – Воронеж, 2006, 227, 242 – 243.

5 Полубояринова М.Д., Украшения из цветных камней Булгара и Золотой Орды. – М.: 1991.

6 Фёдоров-Давыдов Г.А., Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. – М.: 1996, стр. 76.

7 Могильников В.А., Кочевники северо-западных предгорий Алтая в 9 – 11 вв. – М.: 2002.

8 Стародубцев Г.Ю., Находки лазуритовых подвесок на Гочевском археологическом комплексе // Чернiгiв у середньовiчнiй та ранньомодернiй iсторii Центрально-схiдноi Європи: Збірник наукових праць, присвячений 1100-літтю першої літописної згадки про Чернігів. – Чернігів, 2007. стр. 197.

9 Опять же, приписывание кочевникам (половцам) строительства курганов, – это типичное заблуждение.

10 Шатова М., Созыкина Е., Росляков С.Г., Средневековый костюм женщины-кочевницы Новосибирского Приобья эпохи средневековья // Дорогами тысячелетий. Новосибирск. 2001.

11 Валиулина С., К вопросу о связях Волжской Булгарии с Грузией и Владимиро-Суздальским княжеством в конце XII в. // Международная научная конференция «АРХЕОЛОГИЯ, ЭТНОЛОГИЯ, ФОЛЬКЛОРИСТИКА КАВКАЗА». Сборник кратких содержаний докладов. Тбилиси, 25 – 27 июня 2009 года.

12 Полубояринова, 1991, стр. 107 – 111.

13 Каждан А.П., Византийские города в VII – XI вв. – СА. 1954. XXI, стр. 173 – 177, 180; Сюзюмов М.Я., Экономика пригородов византийских городов. – ВВ. 1956. XI, стр. 70; Очерки по истории туркменского народа и Туркмении в VIII – XIX вв. Ашхабад: Изд-во АН ТССР. 1954, стр. 70, 71; История Узбекской ССР. Т. I. Ташкент: Изд-во АН УзССР, 1955, стр. 203; Беленицкий А.М., Бентович П.Б., Большаков О.Г., Средневековый город Средней Азии. Л.: Изд-во АН СССР. 1973, стр. 270; История Ирана с древнейших времен до конца XVIII в. Л.: Изд-во ЛГУ, 1958, стр. 133, 134, 138; Levi-Provencal E.L,'espagne musulmane аи Xeme siecle institutions et vie sociale. Larose, – Paris, 1932, р. 180 – 184; Wiet G., Soiries persanes. Kaire, 1947.

14 Срезневский И.И., Материалы для словаря древнерусского языка. Т. 1, Спб., 1895, стр. 856; Дьяконова Н.В., «Сасанидские» ткани. – Тр. ГЭ, 1969, вып. X, стр. 86.

15 Рай – Волго-Окское междуречье [Тюняев, 2008].

16 Фехнер М.В., Шёлковые ткани в средневековой Восточной Европе. АН СССР. Советская археология, 1982, № 2.

17 Фехнер, 1982.

18 Фехнер М.В., Шелковые ткани как источник для изучения экономических связей древней Руси. – В кн.: История и культура Восточной Европы. М.: Советская Россия, 1971, стр. 209; Пиркко-Лииза Лехтосало-Хиландер. Связи западных финнов с Восточной Европой в эпоху викингов. – В кн.: Финно-угры и славяне. Л.: Наука, 1979, стр. 84, 85, 90.

19 Даркевич В.П., Художественный металл Востока VIII—XIII вв. М.: Наука, 1976, стр. 143.

20 Пала в 11-м в.

21 Давидан О.И., Староладожские древности в Эрмитаже // Современность и археология: Междунар. чтения, посв. 25-летию Староладожской археологической экспедиции. СПб., 1997. Стр. 60 – 62.

22 Одинцово, Археологические находки учёных. 27 января 2008 г.

23 Крыганов А.В., О результатах исследования Верхнесалтовского и Нетайловского памятников // Проблемы истории и археологии Украины. Харьков. 1997, стр. 57.

24 Григорьев А.В., Северская земля в VIII – начале XI века по археологическим данным. – Тула: Гриф и К, 2000, стр. 41, 43.

25 Фехнер М.В., Каталог. Находки шелковых изделий X – XIII вв. на территории Руси. 1979. Архив ГИМ, ОАП, д. 369.

26 Крыганов, 1997, стр. 57.

27 Рыбаков Б.А., Язычество Древней Руси. – М., 1980; Рыбаков, 1981.

28 Стоколос В.С., Курган на озере Синеглазово // Археология и этнография Башкирии. Том I. 1962 г.

29 Стоколос, 1962.

30 Стоколос, 1962.

31 Алексеева Е.П., Археологические работы в Карачаево-Черкессии после VII Крупновских чтений (1977 – 1987 гг.). ГУП «Наследие». 2004.

32 Энциклопедия «Кругосвет»...

33 Энциклопедия «Кругосвет»...

34 Здесь мы дадим только часть ссылок на источники сообщений, ибо такие сообщения можно легко найти самостоятельно в лентах новостей всех информагентств, из которых мы, собственно, эти данные и почерпнули.

35 Ник «Ксанна». Запись от 18 мая 2006 15:28:18. Сайт: «Тушинский Хомяк», Форум: «Тушино вчера. История» http://tushinec.ru/index.php?link=forum&f=43&t=640&view=asc

36 Гусеницы объели 530 га леса. Новости Саратова. 19 июля 2004 г.

37 Бондаренко С., Зелёный завтрак. Телеканал «Россия». Новосибирск. 15.02.2006.

38 Муравин Н., К староверам на Бирюсу, или Путешествие районного масштаба. Вокруг Света. №6 (2669). Июнь 1996.

39 Власов В.Г., Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства: В 10 т. – Спб.: Азбука-классика, 2004 – 2009.

40 Власов, 2009.

41 Карта Скифии и Серики Кристофера Селлариуса, 1703 г.

42 Карта Азии. Nuernberg, C. Weigel, 1719 г.

43 Реальный словарь классических древностей. Под редакцией Й. Геффкена, Э. Цибарта. – Тойбнер. Ф. Любкер. 1914.

44 Любкер, 1914.

45 Брокгауз – Ефрон, 1907.

46 Древний мир. Энциклопедический словарь в 2-х томах. – М.: Центрполиграф. В. Д. Гладкий. 1998.

47 The Complete Tabula Peutingeriana – a Roman Road Map compared with a modern map. http://www.euratlas.net/cartogra/peutinger/index.html At present the Tabula Peutingeriana is conserved at the Austrian National Library (Osterreichische Nationalbibliothek). http://www.onb.ac.at/

48 Карта, 1610 г. Новое описание Азии…


Ссылки по теме: